Десант в судаке и татары

Автор

С 6 по 27 января — дни Судакского десанта 1942 года. 11 дней десантники удерживали плацдарм, освободив Судак от фашистов. Но какой ценой, какими усилиями! Более 1700 человек убитыми, 876 пленными, 200 раненых, 880 ушедших в партизаны. 3500 бойцов высадились на судакский берег в эти дни. Это больше, чем жителей в Судаке было до войны. Нельзя забывать о подвиге бойцов и командиров Судакского десанта. Не должен он оставаться «белым» пятном в нашей истории.

6 января в 04.53 эсминец «Способный» (на фото ниже) прибыл на Судакский рейд. К этому времени волнение моря усилилось, у береговой черты моря был сильный накат, не позволявший производить высадку при помощи своих корабельных средств – одного катера и шлюпки, находившихся на борту эсминца. Кроме того, на побережье были обнаружены подразделения противника.

В создавшейся обстановке командир корабля принял решение – высадку в Судаке не производить и двинулся в Новый Свет. На побережье поселка противника видно не было. Выбрав укрытое от волн место у мыса Чеканный (Чеканын-Кая), в 05.53 Е. А. Козлов начал высадку разведывательной группы. Двенадцать автоматчиков, не открывая огня, благополучно высадились с катера на пляже, заняли небольшой плацдарм и закрепились на нем, не встречая сопротивления противника.

После этого началась переправа с эсминца на берег остальных сил десанта при помощи катера и шлюпки, которые поднимали по 35 человек с вооружением, боеприпасами и продовольствием. Высадка осуществлялась организованно и быстро. В 08.30 передовой отряд уже был на берегу. Высадившиеся на новосветский берег десантники организовались в боевые порядки.

Противник не ожидал высадки десанта, и поэтому противодействия поначалу не оказал. По словам десантника Н.Р.Натенадзе, только один краснофлотец при высадке подорвался на мине, заложенной на берегу. Таким образом десантники незамеченными проникли в тыл противника.

Василий Георгиевич Старокожев (на фото справа), бывший старшина, рассказывал:

«Продвигаясь по поселку Новый Свет, узнали от охранника завода шампанских вин, что гарнизон немцев состоит из 5-6 человек, которые все живут в одном доме. Командир отряда принял решение захватить спящих врагов, но допустил ошибку – вместе с командиром оперативного отдела пошли в составе группы захвата. Немецкий часовой полосонул автоматной очередью – и мы остались без командира. Разгорелся бой. Гитлеровцы вызвали помощь из Судака и Кутлака».

Очевидец событий Софья Михайловна Лопухина, жительница Нового Света, дополняет деталями картину боя:

«Гитлеровские солдаты были вооружены куда лучше, чем красноармейцы. У наших – винтовки да один или два пулемета. А у фашистов — ручные автоматы, пулеметы. Они стреляли зажигательными пулями. От их разрывов, даже если едва-едва задевали человека, загоралась одежда. У винных подвалов стояли бочки с водой. В них-то и пытались спастись от вражеского огня красноармейцы.

Бедные, словно ошалелые, бежали они к тем бочкам и головами бултыхались вниз. Только ноги наверху торчали. Так солдаты сбивали с себя пламя. А потом на морозе одежда мгновенно коченела. Перейдя в атаку, гитлеровцы стали вылавливать и тут же расстреливать раненых, голодных, обмороженных десантников».

Уйдя от преследования противника, отряд десантников поднялся в горы и осел у дороги Алушта-Судак. Положение складывалось тяжелое: боеприпасов мало, продовольствия только на пять дней. Как выяснилось позже, подводная лодка «Л-6» (командир капитан 3-го ранга Буль), действовавшая в районах Алушты и Судака, получила приказ штаба Черноморского флота обследовать 7 января район Нового Света и Судака в поисках высадившегося батальона. Попытки обнаружить десантную группу и восстановить с ней связь не привели к положительным результатам. Подводная лодка только заметила две осветительные ракеты, на позывные радиостанции «Л-6» с берега не отвечали. На субмарине не могли знать, что десантники в это время были на 5 км западнее и вели у алуштинского шоссе бой с эшелоном румынского полка, базировавшегося в Кутлаке.

Схема Судакского десанта из музея совхоза «Судак» (составлена В.Ф.Саламатовым)

В дальнейшем к месту высадки наши корабли не высылались.Согласно донесению командира Судакского партизанского отряда Э.Юсуфова, «высадку десанта в Новый Свет заметили кутлакские люди, которые заявили об этом в немецкий штаб и в уничтожении этого десанта принимали самое активное участие. Были случаи, когда пойманных красноармейцев раздевали догола, а в Таракташе один татарин убил краснофлотца и одежду взял себе.»

Под вечер 10 января пошел густой снег. Семь дней десантники вели сражение со вторым эшелоном румынского полка, переброшенного немецким командованием из Севастополя в район Кутлака, держали дорогу. Группа из 17 человек, отправленная на разведку, в Таракташе была окружена и расстреляна немцами.

11 января при прочесывании местности противник захватил 51 краснофлотца, ещё несколько человек были убиты на месте «самооборонцами». Оставшиеся в живых десантники, не имея поддержки и боеприпасов, вынуждены были оставить занимаемые позиции и отойти на лесистую гору Перчем в укрытие. За все это время десантники не сделали ни одного сеанса радиосвязи со штабом или кораблями Черноморского флота.

Командование фронта радировало в партизанский штаб:

Генову. 16 января 1942 г.

Районе Судак был высажен транспортом морской десант 200 человек, который должен был [при]соединиться вам. Донесите, что Вам известно. (без подписи)

Из партизанского штаба ответ был получен следующий:

Сурину. 16 января 1942 г.

Десант, высаженный Судак, противником рассеян, отдельные группы собираются. 30 сдалось плен, командир и комиссары убиты. Генов

Однако связной Судакского партизанского отряда Николай Яковлевич Сандетов свидетельствует о следующем:

— Меня вызвали в штаб и дали задание – найти и привести в отряд высадившихся десантников. Нашел я их на склоне горы Перчем и лично отвел на гору Бурус. Было их около 200 человек.

Во время шквального огня при высадке десанта местное население спасалось в заводских штольнях и подвалах или в горах. Юрий Аверичев со своими друзьями-подростками прятали на горе Караул-Оба пятерых краснофлотцев. Рискуя жизнью, они носили десантникам еду, а потом переправили их к партизанам.

Один из десантников Петр Севастьянов, которого раненым спрятали жители в одном из домов поселка, тайно прожил в Новом Свете до 1944 года. После освобождения Крыма он ушел в действующую армию, стал танкистом и сражался до Победы.

(Из книги С.Емец «Пусть живые запомнят»)

новости Судака сегодня

Главное меню

О Судакском десанте долгое время говорили «забытый». Это можно понимать двояко: забытый советским командованием, фактически брошенный
на произвол судьбы после высадки, и забытый уже в мирное время, когда историки долгое время замалчивали его значение, количество погибших и отводили ему роль несущественную. На сегодняшний день это еще одна из малоизвестных страниц крымской истории, истории Великой Отечественной войны.

Первостепенной задачей Судакского десанта, высадившегося несколькими этапами в январе 1942 года с целью поддержки наступления советских войск, являлось отвлечение сил противника из района Феодосии и Севастополя.

В ночь на 6 января командование Кавказского фронта планировало высадить в районе Судака передовой отряд тактического десанта из числа усиленного батальона 226-го полка 63-й стрелковой дивизии 44-й армии. Перед этим десантом ставилась задача: внезапно высадившись на берег, занять и закрепить за собой поселок Судак, затем стремительным ударом в северо-восточном направлении на Отузы продвинуться к Коктебелю, где соединиться с частями 9-го горно-стрелкового корпуса и подразделениями морской пехоты. Кроме того, десантники должны были собрать разведывательные данные о противнике.
Предполагалось, что появление наших десантных подразделений в тылу отузской группировки немцев деморализует её и тем самым облегчит наступление войск левого крыла 44-й армии.

Организация высадки десанта была поручена командиру отряда лёгких сил Черноморского флота контр-адмиралу Н.Е. Басистому. Доставку и высадку десанта должны были осуществить эсминец «Способный» с одним катером и шлюпкой на борту (командир — капитан 3-го ранга Е.А. Козлов, военком корабля — батальонный комиссар Нифуков) и сторожевой катер «МО-111» (командир — лейтенант К.Н.Бондаренко). Подготовка и сосредоточение десантных подразделений проходили в форсированных темпах. Приняв 5 января в Новороссийске 218 бойцов полка, вооруженных винтовками, автоматами, гранатами и легкими минометами, корабли в 21.00 вышли в море. На переходе из-за штормовой погоды и неисправности мотора сторожевой катер не мог дать более 10 узлов и далеко отстал от эсминца.
Капитан 3-го ранга Е.А.Козлов решил снять со сторожевого катера 35 десантников первого броска и выполнить задачу самостоятельно.

Для огневого содействия высадке десанта и дезориентации противника был выделен линкор «Парижская коммуна». В 17 часов 5 января линейный корабль в сопровождении эсминца «Бойкий» в 6-бальный шторм вышел из Новороссийской базы в район Коктебеля. 6 января в 00.10 командир корабля — капитан 1-го ранга Ф.И.Кравченко приказал артиллеристам нанести удар по скоплениям вражеских войск в районе Старого Крыма, Салы и дороги между ними. Выполнив задачу, линкор возвратился в Новороссийск.

6 января в 04.53 эсминец «Способный» прибыл на судакский рейд. К этому времени волнение моря усилилось. Кроме того, на побережье были обнаружены подразделения противника. В создавшейся обстановке командир корабля принял решение: высадку в Судаке не производить и двинулся в поселок Новый Свет. На побережье поселка противника не было видно. Выбрав укрытое от волн место у мыса Чеканный (Чеканын-Кая), в 05.53 Е.А.Козлов начал высадку разведывательной группы. 12 автоматчиков, не открывая огня, благополучно высадились с катера на пляже, заняли небольшой плацдарм и закрепились на нем, не встречая сопротивления противника. После этого началась переправа с эсминца на берег остальных сил десанта при помощи катера и шлюпки, которые поднимали по 35 человек с вооружением, боеприпасами и продовольствием. Высадка осуществлялась организованно и быстро. В 08.30 передовой отряд уже был на берегу, десантники организовались в боевые порядки. Противник не ожидал высадки десанта, и поэтому противодействия поначалу не оказал. Командир отряда принял решение захватить спящих врагов. Но разгорелся бой.

Уйдя от преследования противника, отряд десантников поднялся в горы и осел у дороги Алушта-Судак. Положение складывалось тяжелое: боеприпасов мало, продовольствия только на пять дней.

Как выяснилось позже, подводная лодка «Л-6» (командир капитан 3-го ранга Буль), действовавшая в районах Алушты и Судака, получила приказ штаба Черноморского флота обследовать 7 января район Нового Света и Судака в поисках высадившегося батальона. Попытки обнаружить десантную группу не привели к положительным результатам. На субмарине не могли знать, что десантники в это время были на 5 км западнее и вели у алуштинского шоссе бой с эшелоном румынского полка, базировавшегося в Кутлаке. В дальнейшем к месту высадки наши корабли не высылались.

Под вечер 10 января пошел густой снег. Семь дней десантники вели сражение со вторым эшелоном румынского полка, переброшенного немецким командованием из Севастополя в район Кутлака, держали дорогу. Группа из 17 человек, отправленная на разведку, в Таракташе была окружена и расстреляна немцами. 11 января при прочесывании местности противник захватил 51 краснофлотца, ещё несколько человек были убиты на месте самооборонцами. Оставшиеся в живых десантники, не имея поддержки и боеприпасов, вынуждены были оставить занимаемые позиции и отойти на лесистую гору Перчем в укрытие.

В ночь с 12 на 13 января 1942 года в районе Судака фашистами была обнаружена высадившаяся группа советских разведчиков под командованием политрука И.Е. Гусева, которая должна была выяснить судьбу первого десанта и выявить противодесантную немецкую оборону перед высадкой основных сил десанта в Судаке 15 января. В завязавшемся бою двое разведчиков погибли, троим удалось уйти, двое попали в плен.

Чтобы отвлечь силы 11-й немецкой армии от Севастополя, советское командование запланировало наступление наших войск с Керченского полуострова в глубь Крыма. При благоприятных условиях развитие такого удара могло привести к освобождению всего Крыма. Составной частью плана была высадка десанта в Судаке. В состав десанта был выделен 226-й стрелковый полк под командованием майора Николая Георгиевича Селихова.

После двух неудавшихся из-за штормов попыток высадиться десантом в районе Алушты, 14 января полк получил новую задачу: высадиться морским десантом в районе Судака, овладеть плацдармом, затем, двигаясь на восток в район Отуз, соединиться с коктебельской группировкой и стремительным ударом овладеть деревней Салы. В отряд кораблей десанта вошли крейсер «Красный Крым», эсминцы «Сообразительный» и «Шаумян», канонерская лодка «Красный Аджаристан» и шесть катеров типа «МО-ІV» (во главе с командиром группы капитан-лейтенантом А.П.Ивановым и политруком А.Ф.Стрижковым). Общее руководство отрядом кораблей возлагалось на начальника штаба эскадры капитана 1-го ранга В.А.Андреева. Эсминцу «Шаумян» предстояло высадить усиленную роту с пулеметным и минометными взводами восточнее 0,5 км от мыса Алчак, а эсминцу «Сообразительный» — роту такого же состава в бухте Новый Свет. С канонерской лодки «Красный Аджаристан» должна высадиться усиленная стрелковая рота с двумя орудиями на судакскую пристань, с шести катеров — пешая разведка, усиленная пулеметным взводом, в районе дома отдыха МВО, с крейсера «Красный Крым» — остальной состав полка с двумя орудиями в районе дач. Обеспечение высадки десанта возлагалось на отряд поддержки под командованием контр-адмирала Л.А. Владимирского. В этот отряд включались лин кор «Парижская коммуна», три подлодки, а также эсминцы «Безупречный» и «Железняков», которым поручено произвести артиллерийскую подготовку района высадки с обстрелом пунктов Судак, Биюк и Кучук Таракташ, Старый Крым и Салы. 15 января в 13.00 отряды кораблей с десантом 1750 и четырьмя горными 76-мм орудиями вышли из Новороссийска в район Судака.

16 января, 0.30. сторожевые катера идут к берегу, обстреливая его минометно-пулеметным огнем. Эсминец «Шаумян» высадил роту десантников восточнее мыса Алчак. «Сообразительный», выйдя из строя кораблей, пошел в Новый Свет, где успешно десантировал 421 бойца. Эти две группы сопротивления противника не встретили. Десантники с двух сторон двинулись в Судакскую долину. Крейсер «Красный Крым» и канонерская лодка «Красный Аджаристан» направились к судакскому пляжу. Катера как можно ближе подошли к берегу. Эскадренный миноносец «Безупречный» обстреливал немецкие позиции под Старым Крымом, «Железняков» бил по Таракташу. В 0.30 от бортов кораблей отходят гребные суда с первым броском десанта. В 00.41 канонерская лодка «Красный Аджаристан» начала высадку 580 бойцов на судакский пляж под пулеметным огнем противника. Тяжелого вооружения: артиллерии, минометов, танков и другой техники — у десанта не было.

Весь судакский берег от Алчака до рыбколхоза был заминирован, огражден колючей проволокой и противотанковым рвом. И хотя огнем корабельной
артиллерии частично берег был расчищен, краснофлотцы, преодолевая минные поля, стали нести первые потери. В течение трех часов высаживался полк под непрерывным ружейно-пулеметным, минометным и артиллерийским огнем противника. Ледяной ад бушующего моря, переворачивающиеся обледенелые лодки сменились сухопутными боями.

К 7 часам утра Судак был освобожден от вражеских сил. В районе Айбатлы противник оказал яростное сопротивление, получив подкрепление до двух батальонов. Полк Селихова вел бои за овладение Биюк и Кучук Таракташем, куда врагом был направлен полк с 12 танками. Но благодаря меткому огню нашей батареи и тому, что 1-я и 3-я роты заняли высоту 350,6 и восточные высоты, гитлеровцам не удалось развернуться и выйти из ущелья.

В результате боев 16 января к 19.00 десантники овладели Судаком, Новым Светом, Немколонией, Кучук и Биюк Таракташем. При этом потеряли убитыми и ранеными до 100 человек, уничтожив до 300 человек противника, и захватили трофеи: 4 пушки, 1000 артснарядов, 557 мин, 450 винтовок, 1 легковую и 4 грузовые машины, один станковый пулемет, два батальонных миномета, три автобуса, одну грузовую машину с боеприпасами и продовольствием, одну повозку, один ручной пулемет, пять автоматов, один артиллерийский склад, два мотоцикла, 11 пленных (из них два офицера).

17 января, когда немцы уже взяли Феодосию, десантники к 20.00 прошли 30 км вперед, очистили от противника Токлук и Козы, захватили плацдарм в сто квадратных километров. Потери этого дня составили 60 человек убитыми и ранеными с нашей стороны и 100 человек с вражеской. Краснофлотцы уничтожили 4 миномета, 2 станковых пулемета и 2 ручных пулемета, завладели 15 винтовками и 3 автоматами. В течение ночи велась перестрелка с врагом. Жители деревень Токлук и Козы, в основном татары, сразу стали оказывать всяческую помощь десантникам.
В январе полк продолжал вести ожесточенный бой с превосходящими силами противника за Отузы. Соединиться с коктебельской группой советских войск, которая к этому времени была разбита, не удалось. Советские бойцы потеряли 100 человек, фашисты — около 120-150. Краснофлотцы захватили 40 автоматов и 2 миномета с боеприпасами.
Трое суток напряженных боев и непрерывное нахождение под открытым небом в условиях жестоких морозов сковывали действия. Однако упорство и непреклонная воля к победе побеждали холод, усталость и недоедание.

27 января Манштейн бросил против десанта войска, освободившиеся после взятия Феодосии. В течение ночи противник ввел в действие тяжелую дальнобойную артиллерию, после чего сделал ряд попыток перейти в наступление, однако полк не только остался на занятых позициях, но и неоднократно переходил в контратаки. В 15 часов две роты фашистских автоматчиков обошли позиции полка слева по горной тропе и ударили с тыла. Расчет на внезапность провалился, потому что Селихов своевременно предупредил маневр противника. Фашисты были разбиты и отброшены с большими для них потерями. Краснофлотцы сражались в глубоком тылу немецко-румынских войск, надежд на соединение с нашими войсками не было. Все попытки командира 226-го полка связатьсяпо радио со штабом 44-й армии не увенчались успехом. В ночь на 20 января командир 226-го полка принял решение отходить.
20-22 января в районе развилки дорог Отузы – Козы и горы Токлук-Сырт, проявляя мужество и отвагу, десантники вели ожесточенные бои с наступающими силами противника: полком пехоты, поддерживаемым бомбардировочной и истребительной авиацией.

С 16 по 23 января Судакский десант действовал вообще без какой-либо поддержки со стороны флота или фронта. Только партизанам удалось связаться с командиром 226-го полка и выступить в поддержку десантников, ведущих оборону в Судаке. Отряды 1-го района под командованием А.А. Сацюка заняли позиции на Хоба-Тепе и прикрыли левый фланг десанта. Кировский партизанский отряд 18 и 19 января наносил удары по шоссе Салы – Судак. 23 января десантников оттеснили к перевалу Синор. В ночь на 24 января они отошли в район высот восточнее Биюк Таракташа. Полк занял новый рубеж обороны, который удерживал 25 января ценой больших усилий, неоднократно переходя в контратаки. Фашистские самолеты бомбили позиции, совершая за день 20-25 вылетов.

Директивой командующего Кавказским фронтом за № ОП/011 Черноморскому флоту была поставлена задача: в ночь на 23 января высадить десант в районе Судак — Новый Свет. Для десанта выделялась штурмовая десантная группа (первый бросок) в количестве 150 морских пехотинцев под командованием лейтенанта Богданова. Затем должны были высадиться 1576 бойцов и командиров 554-го полка (командир майор С.Г.Забродоцкий, комиссар В.С.Кузнецов) 138-й горнострелковой дивизии. После высадки 554-му полку и отряду моряков предписывалось войти в подчинение командиру ранее высаженного 226-го полка майору Н.Г.Селихову. Но так как только на переход кораблей требовалось 15 часов, дату высадки перенесли на 26 января.

25 января отряд кораблей в составе крейсера «Красный Крым», эсминца «Шаумян», базового тральщика «N 16» и шести сторожевых катеров под общим командованием начальника штаба эскадры капитана 1-го ранга В.А.Андреева вышел из Новороссийска с десантом на борту. К ним присоединились корабли отряда поддержки — эсминцы «Сообразительный» и «Безупречный». 25 января в 22.15 корабли вышли в район Судака. Эсминцы «Сообразтельный» и «Безупречный» разошлись каждый в свой район, готовые к подав:лению огневых точек противника в ряде намеченных позиций.

В 23.00 началась высадка десанта с «Красного Крыма» и «Шаумяна» шлюпками и баркасами. Сторожевые катера, переправив с тральщика «К 16» отряд моряков первого броска в количестве 150 человек, подошли к «Красному Крыму» и «Шаумяну», чтобы оказать помощь. В первую очередь на берег были переправлены боезапас и продовольствие. Высадка затянулась, так как плавсредств было мало, а работать приходилось в тяжелых условиях. Сторожевые катера не успевали оборачиваться между крейсером и берегом. К утру высадка из-за разыгравшегося 7-бального шторма была прекращена, хотя на линкоре «Красный Крым» осталось еще 250 десантников (стрелковая рота, полковая школа, пулеметный взвод, санчасть и часть штаба). Всего было высажено около 1376 бойцов и командиров 554-го полка и 150 человек штурмовой группы, 120 тонн боеприпасов, семь тонн продовольствия, два орудия и несколько минометов.

После высадки утром 26 января майор Селихов приказал 554-му полку занять его позиции с тем, чтобы переформировать роты. Из остатков 1-й, 2-й, 3-й и 4-й рот была сформирована всего лишь одна в составе 90 человек, которая сразу же заняла рубеж обороны. 26 января бойцы 226-го и 554-го горнострелковых полков сражались с противником, удерживая оборону между населенными пунктами Козы и Отузы до 12.00 следующего дня. 27 января Манштейн продолжал направлять на Судак все новые и новые свежие силы: два полка пехоты, часть 4-й горной румынской бригады с тяжелой артиллерией, авиацией и танками.

Видя бессмысленность дальнейших сражений с превосходящими силами противника, майор Селихов принял решение оставить Судак и перейти на партизанские методы борьбы. Измотанные беспрерывными одиннадцатидневными боями, остатки 226-го полка и десант Забродоцкого начали отступать. 27 января в 16.00 десантники ушли в лес, к 17.00 Судак был оставлен.

Свыше 700 человек раненых бойцов оставались в Судаке на морском берегу в тщетном ожидании подхода каких-либо плавсредств для эвакуации. По сообщению партизанских источников, многие из них были взяты в плен, а большая часть убита ворвавшимися в Судак карателями.

На четвертый день после высадки 554-го полка эсминец «Безупречный» и два сторожевых катера попытались доставить десанту продовольствие и боеприпасы. Однако выяснилось, что побережье в районе высадки контролировалось противником. Город был полностью занят немецко-румынскими войсками. Корабли вернулись в базу.

28 января вторая рота 226-го стрелкового полка дала последний бой на горе Терс. Совершив исключительно трудный переход, к утру 28 января 347 человек во главе с командиром 2226-го полка Н.Г. Селиховым пришли в район горы Сугут-Оба и влились в 1-й партизанский район Крыма.

1 февраля в штаб 2-го района прибыли 110 человек во главе с лейтенантом Виноградовым и техником-интендантом П.Агеевым. Немного позже пришли 64 человека из 554-го стрелкового полка вместе с командиром полка майором С.Г.Забродоцким и комиссаром В.С.Кузнецовым. Общая численность вышедших к партизанам десантников составила 880 человек.

Приказом командующего войсками Крымского фронта генерал-лейтенанта Д.Козлова 18 марта 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество награждены орденом Красного Знамени подполковник Н.Г.Селихов, батальонный комиссар М.А.Бускадзе, красноармейцы М.В.Васяткин и Ф.Хаустов, орденом Красной Звезды — младший политрук П.И.Жутвинников, младший лейтенант И.Незамов, сержант П.А.Занин.

Итак, в январе 1942 года на земле Судакского региона в боевых операциях десанта участвовало более 3650 человек. Крейсер «Красный Крым» забрал 200 раненых из полка Селихова. К партизанам пришли 880 человек, 876 десантников попали в плен (большая часть из них расстреляна, остальных отправили в концлагеря). По приблизительным подсчетам, более 1700 человек погибло во время Судакского десанта.

Авторы монументального военно-исторического труда «Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне», говоря о Судакском десанте, делают непривычно жёсткий для советской военной историографии вывод: «При этой высадке не было достигнуто ни одно из условий, способствующих успеху тактического десанта». Хотя бывший командующий крымской группировкой немецко-румынских войск Э. Манштейн в своих воспоминаниях неоднократно признавал, что именно в эти дни решалась судьба всей кампании на южном фланге фронта.

Героические действия десантников оказались напрасными, поскольку действия десанта никак не были использованы командованием. Горечь потерь несколько смягчалась тем, что сам факт неоднократных высадок на побережье, занятое противником, вынуждал гитлеровцев выделять значительные силы для противодесантной обороны и почти месяц держал их в большом напряжении.

По материалам книги «Пусть живые запомнят»
передает газета «Судакские вести»