Форель водится в волге

Автор

г. Выкса Нижегородская область

Рыбы Горьковской области. (1974 год)

На Оке, Волге и их притоках, в пределах Горьковской области, несколько десятков лет тому назад, т. е. до зарегулирования стока, водилось и встречалось 47 видов рыб. Создание на Волге каскада мощных гидроэлектростанций привело к существенному изменению условий обитания многих водных организмов, в том числе рыб. Плотины перегородили путь тем из них, которые тысячелетиями из года в год поднимались из Каспия для размножения. Нерестилища оказались недоступными для них, как бы отрезанными. На месте русла реки появились обширные озеровидные водохранилища. Течение в них почти отсутствует, поэтому все организмы, исторически приспособившиеся к жизни в движущемся потоке воды, чувствуют себя плохо, уходят вверх по течению, в придаточные водоемы или исчезают совсем.

С другой стороны, появление огромных мелководных пространств на месте залитых долин и пойм должно было привести к возникновению благоприятных условий для развития организмов озерно-речного комплекса. Но и для них жизнь в равнинных водохранилищах оказалась довольно сложной.

Из-за неустойчивости уровенного режима складываются крайне неблагоприятные условия для размножения тех рыб, которые мечут икру на мелководьях в прибрежье. Им не хватает здесь растительного субстрата, вода то слишком высоко поднимается, то спадает так, что икра обсыхает, и т. д. Одним словом, приспособиться к такому режиму оказалось непросто. Лещ, например, обычно нерестующий на небольших глубинах (0,5—1 м), стал размножаться теперь на глубинах до 10 и даже 20 м.

Благополучно развивается икра судака, отложенная на глубине более 10 м.

На просторах волжских морей есть где разгуляться ветру. И бушуют здесь иногда настоящие штормы. Это тоже новое явление для рыб, привыкших к спокойной воде. Но буря и волнение сами по себе не страшны рыбе и другим обитателям воды. Опасны последствия бурь. В молодых водоемах-водохранилищах сильно размываются берега, и ложе, покрытое плодородной почвой пойменных лугов, заиливается непродуктивными минеральными взвесями (наносами) — песком и глиной. В результате этого резко ухудшаются условия жизни для малощетинковых червей, моллюсков, личинок насекомых— так называемых бентосных животных, которые являются кормом для большинства пресноводных рыб. Таким образом, кормовая база бентосоядных рыб (лени сопа, густера, плотва, карась, карп, линь и многие другие) становится крайне бедной. Лещ, например, в Горьковском водохранилище в последние 10 лет растет очень плохо — ему не хватает корма.

В лучшем положении в водохранилище оказались рыбы, питающиеся животным планктоном, т. е. организмами, взвешенными в толще воды. Но таких рыб у нас немного: уклея, чехонь, синец, а из пришлых — ряпушка,, снеток и пелядь.

Наконец, водохранилище — это своеобразный отстойник, в котором могут накапливаться загрязняющие вещества бытовых и промышленных стоков.

Так что ведение рыбного хозяйства на водохранилищах— дело не простое. Однако наука в настоящее время располагает методами и средствами, которые позволят поднять их продуктивность и увеличить запасы ценных промысловых рыб.

В настоящее время в пределах Горьковской области встречается 54 вида рыб, относящихся к 10 отрядам и 14 семействам. Это почти столько же, сколько было раньше до строительства плотин на Волге. Но состав рыбного населения существенно изменился.

Рыб нашего края по образу жизни можно подразделить на речных, озерных и озерно-речных. На вмешательство человека в их жизнь они «реагировали» по-разному. Первые живут преимущественно только в реке, на течении; вторые — обитатели стоячих или слабопроточных водоемов, третьи встречаются всюду — ив реках, и в озерах.

Конечно, это деление весьма относительное, так как и речную рыбу можно встретить в проточном озере и, наоборот, озерную — где-нибудь в тихой заводи реки. Можно также найти отличия и в населении разного типа озер: карстовых, водораздельных, пойменных, но они, как правило, несущественны и зависят от того, какие рыбы водятся в близлежащем водоеме, с которым имеется связь.

Речные рыбы, в свою очередь, подразделяются на жилых , т. е. местных, никогда не уходящих из реки, и проходных , которые живут в море, а для размножения (на нерест) поднимаются в реки, проделывая при этом иногда весьма продолжительные миграции. К первым относятся стерлядь, подуст, жерех; ко вторым — осетр, белуга, севрюга, черноспинка и другие.

Чисто озерными рыбами являются карась, линь, вьюн, гольян озерный, красноперка. Они могут, впрочем, встречаться в заводях рек и в заливах водохранилищ, но наиболее типичны эти виды для стоячих вод. Всюду встречаются щука и окунь. Это озерно-речиые, всеводные жители. В то же время такие любящие течение рыбы, как елец, судак, лещ, легко приспосабливаются к жизни в крупных чистых проточных озерах и водохранилищах.

В Горьковском море встречаются рыбы всех перечисленных категорий, но если в нижнем приплотинном участке держатся преимущественно озерные или озерно-речные, то в верхних плесах, где течение более или менее сильное, обнаруживаются чисто речные обитатели, так как условия здесь почти те же, что и в реке.

Наиболее сильные изменения произошли с группой речных рыб. Во-первых, практически исчезли почти все проходные. В настоящее время в границах Горьковской области, по-видимому, уже не встречаются совсем минога каспийская, севрюга, сельдь-черноспинка, волжская рядовая сельдь, пузанок, каспийский лосось, белорыбица. Сохранились в Волге, по существу, только осетр и белуга. Речные жилые рыбы, конечно, есть на всем протяжении Волги от Городца до Чебоксар, где течение пока еще сохранилось. Но после постройки Чебоксарской ГЭС их постигнет судьба обитателей Горьковского водохранилища, т. е. произойдет переформирование рыбного населения Волги и на этом участке. Чисто речные виды, живущие только на течении, исчезнут или уйдут в притоки, многочисленными станут озерно-речные и т. д.

Изменение условий существования (вырубка лесов, обмеление рек, особенно малых) привело к тому, что у нас не стало таких рыб, как хариус, форель, речной гольян, встречавшихся в чистых речках Заволжья, а также кое-где в бассейне Суры. Таким образом, всего из списка рыб Горьковской области надо исключить не менее 10—11 видов.

Но одновременно с выпадением ряда рыб из фауны водоемов шло обогащение их новыми обитателями, появившимися здесь как вследствие перестройки водных сообществ под влиянием гидростроительства, так и в результате широко проводимой в нашей стране рыбо-водно-акклиматизационной работы. Завезены в нашу область и поселены в Горьковском водохранилище сибирский, или байкальский, осетр, сиг-пелядь, регулярно завозятся для выращивания в прудах белый амур и белый толстолобик. Стихийно расселяются и проникли в водоемы Горьковской области ряпушка белозерская, тюлька каспийская, снеток, угорь речной и даже игла-рыба. Получается так, что вместо десятка видов, выбывших из списка рыб Горьковской области, необходимо почти столько же включить новых. Неизменным осталось лишь ядро из жилых речных и озерных, искони верхневолжских рыб, к которым относятся: более 20 видов карповых, 4 — окуневых, 3 — вьюновых, сом, налим, щука.

Проходные. До зарегулирования стока Волги в пределы Горьковской области заходило 9 видов каспийских рыб. Постройка плотин волжских ГЭС не исключила полностью возможность появления их под г. Горьким, так как в плотинах есть шлюзы, непрерывно работающие всю навигацию, и рыбоподъемники. Но вероятность этого невелика, потому что, даже преодолев несколько плотин и водохранилищ, многие проходные не смогут размножаться— подходящих мест для нереста почти не сохранилось. Кроме того, быстрое весеннее течение возбуждало инстинкт рыбы к движению вверх по реке, а спокойная вода водохранилища гасит эти побуждения, так что в нашей области появление большинства рыб-мигрантов (путешественников) может быть только случайным.

Минога каспийская, семидырка, как ее звали кстовские рыбаки,— угревидной формы рыба, достигающая 30—50 см в длину, с голым без чешуи телом, с ртом-присоской, лишенным и челюстей и зубов,— когда-то поднималась до Москвы-реки. В настоящее время не встречается. Не заметить эту рыбу, если она попадает в снасть, невозможно. В рыбоходы и шлюзы идет неохотно. Приспособилась к размножению в нижнем течении Волги, где сейчас промышляется.

В Волге и Оке обычным, хотя и не очень многочисленным, был русский осетр. Это крупная рыба, достигающая 200 кг веса и более 2 м в длину. Размножается в половодье на глубоких местах реки с каменисто-галечным дном и сильным течением. В настоящее время отдельные особи осетра проникают вверх по Волге вплоть до плотины Горьковской ТЭС, а возможно, и выше. В Оку не заходит. В верхних участках Куйбышевского водохранилища отмечено его икрометание.

Помельче и с менее массивным телом, чем у осетра (вес не более 30—40 кг), севрюга и раньше не часто попадалась в наших водах, а в настоящее время в пределах Горьковской области не встречается совсем.

Третий вид осетровых — это гигант белуга. В северном Каспии и Нижней Волге до сих пор ловят экземпляры весом почти до 900 килограммов. Длина таких чудо-рыб—5—6 м и более. До постройки плотины поднималась по Оке до Мурома. В настоящее время проникает через шлюзы и рыбоходы довольно высоко, вплоть до Горького. В 60-х годах неоднократно вылавливали эту рыбу в наших водах у Лыскова и Работок. В верхних участках Куйбышевского водохранилища белуга размножается.

Хорошо были известны нижегородским и особенно васильсурским рыбакам проходные каспийские сельди. Особенно славилась вкусом черноспинка, или залом, достигавшая 1,5 и даже 2 кг веса. В Волгу и Оку заходила весной для икрометания. Вверх поднималась до Калуги. Не боится рыбопропускных сооружений. Сейчас в наших водах ее нет, но появление отдельных особей возможно.

Волжская рядовая сельдь, или полузалом, размерами меньше черноспинки. Доходила когда-то до Н. Новгорода, сейчас не встречается. Еще менее вероятен заход сюда каспийского пузанка — небольшой селедочки с отвислым брюшком, которая раньше тоже попадалась в Верхней Волге (вплоть до Ярославля).

Помнят старые рыбаки и лососевых.

Каспийский лосось, родственник семги, иногда поднимавшийся до г. Горького, теперь здесь тоже не ловится и вообще стал редок даже в низовьях Волги. Более вероятна встреча с белорыбицей. Еще в 50-х годах она ловилась под г. Горьким, правда, в небольшом количестве. Еще совсем недавно попадалась по осени в Суре, доходила до Углича. Как многие лососевые, она размножается осенью. Плотины для этой рыбы не являются препятствием, но она не переносит загрязнения воды.

Все перечисленные рыбы охраняются законом. Добывание их из-за большой редкости в Волго-Камском бассейне запрещено. Рыбак, случайно поймавший осетра или белугу на рыбалке, обязан выпустить их обратно в реку, конечно, если рыба жива и не повреждена.

Эти виды любят течение, чистую, богатую кислородом воду. Сюда относятся минога ручьевая, стерлядь, форель, хариус, елец, голавль, язь, гольян речной, жерех, подуст, пескарь, уклея, быстрянка, чехонь, густера, лещ, сопа, синец, сом обыкновенный, налим, подкаменщик, судак и берш. Некоторые из перечисленных видов могут встречаться в чистых просторных озерах и, конечно, крупных водохранилищах, например, елец, лещ, сопа,синец, судак.

Чисто пресноводной рыбой, никогда не покидающей рек, является небольшая (не более 15 см в длину) ручьевая минога (рис. 1). Ее жизнь исключительно интересна, но не заметна, поэтому о ней мало что знают. Достоверно известно о ее существовании в реке Санохте и ее притоках. Вероятно, она есть и в других чистых речках, впадающих в Горьковское водохранилище, и кое-где в Заволжье. Почти всю свою жизнь эта рыбка, похожая по форме тела на крупного выползка, проводит в личиночном состоянии, роясь в песке, где отыскивает мелкие организмы или частички органических веществ, которыми питается. Превращение происходит весной на 3-м, а то и на 4-м году жизни. Взрослые миноги быстро созревают и, не приступая к питанию, размножаются и гибнут. А из икры выводятся личинки, которые зарываются опять на 3— 4 года в песок, и все повторяется снова.

Когда-то славилась отменным вкусом сурская и окская стерлядь — самый мелкий из осетров. Редко когда она достигает метровой длины и 2—3 кг веса, обычно бывает меньше. Это речная рыба, никогда не покидающая пресную воду. Любит чистые реки, с ровным, умеренно сильным течением. Кормится у дна, поедая червей, моллюсков, личинок насекомых и т. п. Размножается на значительной глубине в реках с песчано-галечным грунтом, на быстрой воде. Ловля этой великолепной рыбы запрещена, поэтому запасы ее постепенно восстанавливаются, несмотря на то что она часто становится добычей браконьеров. Препятствием для быстрого роста численности стерляди является загрязнение рек, на что она очень чутко реагирует.

В бассейне Суры в недалеком прошлом водилась форель ручьевая, обитатель быстрых чистых речек. В настоящее время в пределах области не встречается.

В притоках Унжи волжской и, возможно, в других лесных речках на границе с Костромской областью попадается хариус, водящийся нередко вместе с форелью. Вместе с ними обычно держится и еще одна небольшая рыбка (меньше мизинца величиной) с красноватым брюшком и крапчатыми желто-зелеными боками — гольян речной. В недалеком прошлом встречался он в Кудьме, Ватоме и Хмелевке под Васильсурском. Сейчас его там нет, так как он не переносит обмеления и загрязнения рек.

Чем-то похож на форель и хариуса почти такой же стремительный и быстрый елец из семейства карповых. Эта некрупная рыба (длина не более 20—25 см и вес 300—400 г) — один из излюбленных объектов спортивного рыболовства, хотя мясо ее и не отличается высокими достоинствами. Поймать рыбу, которая исчезает как тень (скорость в момент броска достигает 170 см/сек.), считается большим успехом. Любит елец твердое или песчаное дно, быстрое течение и чистую воду. Многочислен в реках Заволжья, встречается в проточных озерах. Есть, разумеется, он в Волге, Оке и водохранилище. Размножается на залитых поймах или на песке в апреле — начале мая, летом часто держится на перекатах, близ запруд, на быстрине. Питается донной пищей, а весной поедает икру других рыб, чем приносит вред. Ограничивать вылов его не следует.

Ближайший родственник ельца — голавль, — несмотря на более крупные размеры (вес иногда до 4—8 кг, а длина до 80 см), почти не является объектом промысла, так как больших скоплений не образует. Встречается он обычно небольшими стайками. Тоже любит быструю, чистую воду, твердое глинистое или песчано-галечное дно. Охотно стоит за перекатами, на быстринах, под крутоярами с нависшими над водой деревьями, с которых то и дело падают в воду насекомые — его излюбленная пища. По образу жизни напоминает форель. Эта сильная, красивая широколобая рыба — предмет постоянной охоты любителей. Размножается она в половодье в небольших речках, вскоре за плотвой, когда отцветает черемуха. Питается всевозможной пищей: ловит мелкую рыбу, лягушат, поедает раков, червей, насекомых. В Волге и Оке численность голавля стала невелика, но еще в изобилии населяет он многие притоки.

Третий из ельцов — язь — в отличие от голавля, всюду гораздо более многочислен, так как к качеству воды менее требователен. Наиболее типичным местом обитания его являются равнинные реки со спокойным течением и мягким грунтом. Ила не боится, часто в больших количествах встречается в речных затонах, старицах и проточных озерах.

Язь — промысловая рыба. В уловах обычный вес его 300—500 г, попадаются экземпляры до 1,5—2 кг. Он может достигать даже 6—8 кг, но такие экземпляры редки. Отличается от своих собратьев более массивным и коротким телом, покрытым относительно мелкой чешуей.

Размножается очень рано — с конца апреля, вместе с щукой и ельцом. Икру откладывает в пойме на береговых валах, на перекатах, близ карчей. Питается животным кормом, который отыскивает на дне, но летом любит полакомиться и водорослями (нитчатка, диатомовые). Клюет на хлебные и зерновые приманки. Много язя вылавливают любители-рыболовы в летнее время в Оке. При отсутствии контроля дневная добыча некоторых из них иногда превышает 20 кг. Такой интенсивный вылов, сопровождающийся проводимой в незаконных масштабах подкормкой, имеет только одно следствие: почти полное исчезновение рыбы на тех участках реки, где скапливается слишком большое количество таких «спортсменов», и прекращение промыслового лова.

Метровой длины и веса до 10—12 кг может достигать иногда жерех, по образу жизни напоминающий лосося — такая же сильная, стройная, быстрая рыба. Как и все карповые, он не имеет зубов в челюстях, но по натуре и характеру питания — настоящий хищник. Стремительно врывается он в стайку мелочи и бьет ее сильными ударами хвоста, а потом, резко поворачиваясь, заглатывает одну за другой ошалевших и оглушенных рыбешек. Крупной добычей жерех не питается, так как не может удержать ее беззубым ртом. «Бой» жереха слышен издалека, но поймать его не просто, так как ко всему прочему он еще и очень осторожен.

Жерех — желанная добыча и для промысловика, и для любителя. Мясо его имеет отличный вкус. Это речная рыба, любящая течение. В крупных озерах и водохранилищах встречается, но редко. Стоячих водоемов избегает. Часто держится в ямах у перекатов. Кормится днем у самой поверхности воды. Размножается в реке на быстринах в начале мая, в пойму не выходит. Икра, как и у большинства карповых рыб, донная, тонущая, клейкая, прилипающая к гальке и другим подводным предметам.

В сходных местах, нередко вместе с ельцом и голавлем, а также близ крутояров с твердым глинистым грунтом держится подуст. Внешне он похож на ельца, но отличить его легко по поперечному — в виде узкой щели— нижнему рту с ороговевшими краями. Таким ртом он легко соскабливает с подводных предметов (глыб грунта, свай и т. п.) растительную пленку, составляющую основу его питания. Ест он также червей, личинок насекомых, а весной — икру рыб, которую легко отдирает ртом от камней или стеблей подводных растений. Другие рыбы обычно довольствуются только икринками, оторвавшимися от субстрата и плывущими по течению.

Длина подуста редко бывает больше 20—30 см, а вес — 300—400 г. Большими стаями не встречается, поэтому промысловая ценность его не велика. Но спортсмены находят особый интерес в охоте за ним. Наиболее многочислен он сейчас в чистых малых реках. Загрязнения не переносит, поэтому уловы его в Волге и Оке падают.

Любит чистую текучую воду и пескарь — одна из самых обычных рыб в бассейне Верхней Волги. Водится он почти во всех реках и речках где выбирает участки с твердым грунтом и быстряками. В то же время бывает многочислен в озерах и даже сильно заиленных русловых прудах, нередко вместе с гольцом. Эта некрупная (не более 15 см) бойкая рыбешка с большими темными пятнами по бокам охотно вылавливается удильщиками, особенно школьного возраста. Промыслового значения не имеет.

Почти такую же оценку следует дать и другой широко распространенной рыбе мелких размеров (12—17 см) с сельдеобразным, сжатым с боков телом — уклее. Живет она в реках и речках, но попадается в чистых озерах и даже прудах. Держится стайками у поверхности, собирая падающих в воду насекомых. Но главная пища ее — планктонные рачки. Весной, как подуст и елец, поедает икру других рыб. Особенно многочисленная уклея на глубокой тихой воде, в затонах, близ плотов и пристаней. Во время икрометания (май — июль) собирается большими стаями и тогда может стать объектом промысла. Икру откладывает на подводную растительность тремя-четырьмя порциями с перерывом в 10—12 дней.

Немного напоминает уклейку другая рыба совсем небольших размеров (10—12 см)— быстрянка . Тельце ее, впрочем, несколько укорочено и более высокое. По бокам редкие крапинки, а вдоль боковой линии — дорожка из двух рядов темных, слегка вытянутых пятнышек. Встречается в бассейне Ветлуги, а также в других реках и речках с заметным течением.

Во всех крупных и средних по размерам реках Горьковской области обычна рыба с плоским лещевидным телом— густера. Живет она и в крупных озерах, но в наших условиях это, по преимуществу, обитатель текущих водоемов. Попадается также в водохранилище, главным образом в его верхних участках. Но всюду в реках немногочисленна, так как условия размножения ее после того, как паводки стали невысокими, сильно ухудшились’. В годы с низкой водой иногда не размножается совсем. Это стайная, мало передвигающаяся по реке рыба. Предпочитает глубокие места с ровным спокойным течением, однако охотно держится и в затонах с иловатым дном и у обрывистых берегов, где можно поживиться вымываемыми из грунта червями, насекомыми и т. д. Численность густеры в водохранилище в последние годы возрастает. Это, видимо, связано с переходом ее здесь на планктонный корм. По ценности густера, конечно, уступает лещу, но является промысловой рыбой. Размеры ее в уловах не превышают 18—22 см, вес 250—275 г и только редкие особи достигают килограммового веса.

Одной из самых ценных рыб волжского бассейна несомненно является лещ, обладающий великолепным по пищевым и вкусовым достоинствам мясом. Он, в отличие от густеры и своих сородичей сопы и синца,— крупная рыба. Встречаются особи весом до 5—6 кг, длиной 70— 75 см. Но такие великаны редки. В промысловых уловах обычный вес его в Волге от 160 до 1500 г. Лещ похож на густеру, но все плавники у него темные. Обычная окраска — светлая, хотя бывают и черные с серебром, а у старых— бока и брюхо с золотистым оттенком.

Водится он в крупных реках повсеместно, не избегает больших проточных озер. Довольно многочислен в Горьковском водохранилище. Из-за недостатка донного корма в первые 3—4 года жизни он питается планктоном. В реках выбирает наиболее глубокие места, обычно под крутым правым берегом, с ровным течением. Кормится на дне, к чему отлично приспособлен: рот у него вытягивается в виде трубки, которой он всасывает из ила и со дна моллюсков, мотыля, червей и т. п. Размножается в мае, на залитых поймах, собираясь при этом в большие стаи. Косяк нерестующего леща легко обнаруживает себя, особенно в тихую погоду, так как рыбы плещутся и вообще ведут себя шумно. Икру откладывают на залитую растительность. В водохранилище, где мелководья малопригодны для этого, кладки обнаружены, как мы уже говорили, на глубинах 10 и даже до 20 м. Охотно мечет икру на искусственных нерестилищах, устраиваемых рыбаками. Эти несложные сооружения представляют собою деревянные рамы, к которым подвешивают в несколько этажей веники из веток хвойных деревьев, пучков соломы или старой сетной дели.

Численность леща из года в год падает и в Волге, и в Оке, поэтому запасы данной ценнейшей промысловой рыбы нуждаются в охране и увеличении. Необходимо решительно прекратить вылов маломерной, неполовозрелой молоди.

По виду напоминает некрупного леща другой представитель этого рода — сопа, или белоглазка. Отличается она тупым рылом, полунижним ртом, относительно крупными глазами и более длинным подхвостовым плавником. Она значительно мельче своего собрата — длина ее редко больше 20 см, а вес 200—250 г. В водохранилище, впрочем, попадается сопа длиной до 30 см. Предпочитает она быстрое течение, держится чаще всего на стрежне. Питается у дна. Размножается обычно тоже в русле реки. В невод попадается часто вместе с лещом и часто сходит за него. Иногда образует большие скопления в затонах Волги и Оки.

Чисто речной рыбой до недавних пор считался синец, родственник леща и сопы, но с более прогонистым телом серебристого цвета с явным синеватым оттенком. По размерам и по хозяйственной ценности он близок к белоглазке. В Волге и Оке обычен, но малочислен. В водохранилищах, где развивается достаточное количество планктонного корма, запасы его возрастают. Можно ждать увеличения количества синца в Горьковском море.

К этой же категории рыб относится саблеобразная серебристого цвета чехонь. Она многочисленна не только в Волге и Оке, но и некоторых притоках, например в Ветлуге. В наши реки заходит ежегодно из Куйбышевского водохранилища для икрометания. Придерживается глубоких мест с песчаным или плотным глинистым дном, с быстрой чистой водой. Довольно много чехони в Горьковском водохранилище, где она хорошо растет. Отдельные экземпляры достигают килограммового веса. Объясняется это относительным изобилием планктонного корма, которым она питается. Впрочем, она охотно поедает и насекомых, молодь рыб и т. д. Любопытно, что здесь она особенно много вылавливает мальков окуня.

Нерестится эта рыба в конце мая — начале июня на перекатах в русле реки, реже на полоях, но тоже на сильном течении. При этом икра у нее не тонет, как у большинства речных рыб, а плавает в толще воды и сносится течением вниз. Зимует чехонь в затонах. Очень чувствительна к загрязнению воды. Одной из первых, а чаще вместе с судаком и стерлядью скатывается подо льдом вниз по Оке при первых же признаках замора в феврале— марте. В Волге снова задерживается в затонах и стоит здесь до нового нерестового хода. Чехонь в большом количестве добывается промысловиками. Свежая или копченая — она довольно ценный пищевой продукт. Весной во время хода ловится на удочку.

В речных омутах среди коряг живет сом обыкновенный. Это общеизвестная рыба с голым телом и большой головой с парой длинных усов. Сом — хищник. За рыбой охотится по зорям на отмелях, куда выходит из обжитых ям. Ест, впрочем, все: лягушек, раков, моллюсков, хватает случайно попавших в воду мышей, крыс, ящериц и даже водоплавающих птиц.

Сом — одна из самых крупных пресноводных рыб. В низовьях Волги он достигает 4—5 м в длину. В Оке или Ветлуге обычный вес его не свыше 10—15 кг. Крупные экземпляры (до 30 кг и более) держатся под плотиной Горьковской ГЭС. Сом — теплолюбивая рыба. Размножается парами на полоях в конце мая — начале июня, когда вода хорошо прогреется (20—22°).

Сом является ценной промысловой рыбой. Но в Оке и Волге его ловят все меньше и меньше. Он очень привередлив и плохо переносит загрязнение воды. Как известно, даже в летние паводки он уходит из своих омутов и ям, пока вода не посветлеет.

Внешне похож на сома единственный представитель тресковых в пресных водах — налим. На Верхней Волге он есть во многих реках, но загрязнения воды не переносит так же, как и сом, поэтому в Оке и Волге стал редок. Падает его численность и в водохранилище, так как из-за неустойчивого уровня воды в зимнее время он лишен возможности размножаться. Налим — холодолюбивая рыба. Лето проводит, забившись в норы и углубления крутых берегов или под коряги, особенно близ выхода ключей. Питается только по ночам, а в сильную жару впадает в оцепенение, подобное спячке. Активным и жизнедеятельным он становится лишь с осенним похолоданием воды. А после ледостава начинает свой нерестовый ход. Икрометание происходит на песчано-галечных отмелях на хорошем течении. Икра, как и у чехони, плавающая. Сносится течением в придонных слоях, застревает среди неровностей дна, между камнями и т. д.

В Горьковском водохранилище отложенная икра нередко обсыхает при понижении уровня воды или пропадает под обрушившимся льдом. От этих же причин возможна гибель и нерестующих производителей. Зимой налим от ледостава до ледохода интенсивно питается. Может нападать на зимующую в ямах мирную рыбу. В те годы, когда численность его была более высокой, он мог даже приносить известный ущерб рыбному хозяйству.

В реках, а иногда в чистых проточных озерах встречается судак, наряду с лещом являющийся ценнейшей промысловой рыбой. Это крупная рыба. Наибольший известный вес его 20 кг, длина 130 см. В промысловых уловах размеры судака не свыше 35—50 (Ока) или 45— 55 см (водохранилище). Под плотиной Горьковской ГЭС зимуют рыбы весом до 9 кг. Судак — хищник, поедающий главным образом малоценную и сорную рыбу. Таким образом, он мелиорирует водоем. Крупный судак держится в глубоких ямах, омутах, близ крутояров с плотным грунтом, а мелочь — на отмелях вместе с окунем. Икру откладывает в первой половине мая, особенно охотно в тех местах, где вода подмывает корни луговых растений, а также на затопленных деревьях, кустах, нередко на глубине до 6—10 м. Колебания уровня воды для него не страшны.

Очень похож на судака, но значительно мельче его берш , которого на Волге почему-то зовут судаком, хотя на самом деле он лишь родственник его. Он редко бывает больше 1 кг весом и 35—40 см в длину. В Верхней Волге берш немногочислен, а вот в Горьковском водохранилище его стало в последние годы куда больше, чем судака. Объясняется это тем, что он первые несколько лет жизни питается самой разнообразной пищей, а на «рыбный стол» переходит постепенно. Судак же с самого раннего возраста, уже при размерах 14—20 мм, начинает питаться личинками и мальками рыб. В те годы, когда молоди мирных рыб не окажется в достаточном количестве в этот момент, судачата массами гибнут. А бершу это не страшно. Пока окончательно не подрастет, он питается планктонными рачками, червями и т. д.

Речной рыбой является и бычок-подкаменщик (рис. 2). Эта некрупная (10—15 см длиной), с широкой, сплюснутой головой и выпученными вверх глазами рыба мало кому известна, так как ведет очень скрытный образ жизни. К тому же и в Оке, и в Волге немногочисленна. Живет у дна между камнями и глыбами грунта. Не любит теплой воды. Летом нередко держится вместе с ершом и налимом у выхода ключей. Хозяйственной ценности не имеет. Интересна биология размножения подкаменщика. Несколько сот икринок самка откладывает в небольшой норке или ямке где-нибудь под камнем, а самец стоит над кладкой и охраняет ее от врагов, к тому же движением плавников все время освежает воду.

К речным рыбам следует отнести и одного из наших вьюнов — щиповку. Длина ее 9—10 см, под глазом складной шип. Отсюда происходит и ее название: колется, когда вынимают из невода. Хорошо живет в аквариумах, но мутит воду, так как любит зарываться в песок.

Рыбы озерные и озерно-речные.

Все остальные рыбы, обитающие в бассейне Верхней Волги в пределах Горьковской области, встречаются и в реках и в озерах. Резкой границы между ними провести нельзя, так как в больших проточных озерах живут многие речные рыбы, а в заводях и затонах Волги, Оки или Ветлуги отлично себя чувствуют озерные. Однако же есть такие, которые явно предпочитают тихую стоячую теплую воду озер. Это, в первую очередь, линь, карась, карп, красноперка, гольян озерный, вьюн и некоторые другие виды.

Линь имеет массивное высокое тело, покрытое очень мелкой чешуей. Всегда обильно покрыт слизью, а вытащенный из воды, быстро покрывается светлыми пятнами («линяет») —отсюда и название. Линь — малоподвижная донная рыба до 5—7 кг весом и 60—70 см в длину. Обычный вес его 400—800 г. Встречается во всех заиленных и сильно заросших водной растительностью озерах, как правило, вместе с карасем и вьюном. Пищу добывает он, медленно передвигаясь по дну водоема и раскапывая в иле моллюсков, червячков, личинок, комаров, ручейников и т. д. Ест также мягкие части подводных растений. Размножается тут же в озере, как только вода достаточно хорошо прогреется. Икру откладывает 2—3 раза в лето. Она приклеивается к стеблям растений. У линя отличное по вкусу мясо, но настоящей промысловой рыбой его назвать нельзя, так как нигде в большом количестве он не встречается и специального лова на него нет. Летом клюет на червяка, мотыля, и его можно ловить на удочку.

В сходных условиях живет и карась обыкновенный (желтый) —общеизвестный обитатель теплых стоячих водоемов, рыба, прославившаяся своей неприхотливостью и жизнеспособностью. Обитает в речных затонах, старицах, озерах и даже мелководных сельских прудах. Зовут его круглым, озерным и даже золотым, для того чтобы отличить от другого карася — серебряного, живущего порой в тех же водоемах.

Карась обыкновенный растет медленно, иногда в малокормных прудах в возрасте 9—10 лет имеет длину всего 7—8 см. Но при благоприятных условиях вес его может достигать нескольких килограммов. Обычные размеры в пойменных и лесных озерах— 10—20 см в длину и вес 150—200 г. Карась — искони объект местного промысла, а также спортивной ловли. По образу жизни напоминает линя. Так же неторопливо передвигается по водоему и собирает со дна или выкапывает из грунта различных мелких животных, поедает растительный корм и даже крупные частички ила. Размножается от конца мая до июля. Икру откладывает несколькими порциями, как и некоторые другие теплолюбивые рыбы. Мелкие карасики — с пятак величиной — хорошо живут в аквариумах.

В тех же или соседних, сходных по условиям озерах и прудах встречается серебряный, или белый, карась. Это выходец с Дальнего Востока и является подвидом настоящего золотого карася, распространенного в Китае и Центральной Азии. От обыкновенного карася отличается серебристой окраской и несколько более удлиненным телом. У него 39—59 тычинок на первой жаберной дуге (у обыкновенного — 25—35), поэтому он, кроме донной пищи, поедает и планктонные организмы. Живучестью не уступает обыкновенному карасю. Быстро распространяется, проникая из водоема в водоем. Интересен он весьма и тем, что почти все особи этого вида — самки, самцов нет. Отложенную икру оплодотворяют самцы озерного карася, карпа или даже других рыб. При этом из икры вновь выводятся самки. На родине, т. е. на Дальнем Востоке, соотношение полов обычно нормальное.

Лет 30—40 тому назад этот вид был очень редок в водоемах Горьковской области, и у нем почти ничего не знали, а сейчас он обнаруживается во всех новых озерах. Объясняется это тем, что в 40—60-х годах эту рыбу усиленно разводили. Сейчас она есть почти во всех рыбоводных хозяйствах области. Из прудов она легко проникает в соседние речки и озера. Пищевые и вкусовые достоинства серебряного карася те же, что и обыкновенного.

В прудах и озерах нередко встречается карп. Дикого карпа зовут сазаном (рис. 3). Он встречается, например, в теплых, медленно текущих водах Южной Европы. Многочислен в Нижней Волге и особенно в реках, протоках дельты. Были сделаны недостаточно обоснованные попытки поселить эту рыбу в Верхней Волге и, в частности, в Горьковском водохранилище, куда в 50-х годах было посажено 6000 производителей сазана и около 1 млн. разновозрастного карпа (гибрида зеркального карпа с амурским сазаном). С тех пор прошло полтора десятка лет, но результатов этого эксперимента не видно. Есть только сведения о поимке единичных особей сазана. Условия существования здесь слишком суровы для теплолюбивого сазана, и, даже если он приживется, многочисленным не станет. А карпа, вероятно, вынесло в нижний бьеф, откуда он рассеялся по пойменным озерам. По другим предположениям, он ушел в мелководные придаточные водоемы верхней части Горьковского моря, но в самом водохранилище его нет.

Карп — это одомашненный еще в XII — XIII веках дунайский сазан. В прудах в настоящее время разводят

многочисленные породы его. В Горьковской области выращивают преимущественно гибрид галицийского зеркального карпа с амурским сазаном. Из прудов икра, личинки, молодь, а иногда и взрослые особи попадают в соседние водоемы, и тогда в них появляется новая рыба, не встречавшаяся ранее. В озерах и речках, расположенных поблизости от прудовых хозяйств, всегда ловится серебряный карась и карп. Надо только иметь в виду, что в Волго-Камском бассейне ловля карпа и сазана запрещена.

В Средней Азии, в низовьях Волги, на Кубани и на Дону акклиматизируются, а в прудах средней полосы разводятся еще два вида карповых рыб — дальневосточные белый амур и белый толстолобик. Постоянно завозятся они и в пруды Горьковской области, а оттуда проникают в естественные водоемы так же, как это делают карп и серебряный карась.

Белый амур (рис. 4) — крупная сильная рыба, достигающая на родине — в реке Амуре (а также реках Китая) -в длину НО—120 см и веса до 32 кг. Замечателен тем, что питается высшими водными растениями, а в прудах с удовольствием поедает листья свеклы, луговую траву и т. д., которыми его подкармливают. В СССР эту рыбу используют в качестве естественного мелиоратора, который очищает от растительности каналы и другие водоемы. С этой целью он дважды запускался в Балахнинские пруды-охладители. Кроме того, у него отличное мясо, не уступающие по качеству карповому. В настоящее время идет естественное расселение белого амура из южных водоемов, где он хорошо прижился, на север. Уже в конце 60-х годов отдельные особи попадались под Саратовом, а затем и под Куйбышевом. Возможно появление его и в пределах Горьковской области.

Ловля этой рыбы также запрещена. Промысловик и любитель легко узнают ее, хотя по складу тела он похож немного на нашего голавля. Пойманного амура следует немедленно выпустить в реку.

Другой дальневосточник — белый толстолобик (рис. 5) — также разводится в прудовых хозяйствах Горьковской области. Похож по складу тела на линя, но у него очень широкая голова с низко поставленными глазами. Спутать его ни с какой другой рыбой нельзя. В Амуре он достигает 5—6 кг веса и 70 см в длину. Питается он весьма своеобразно — растительным планктоном, т. е. микроскопическими водорослями, взвешенными в толще воды. Это они при массовом размножении («цветении») делают воду ярко-зеленой или даже сине-зеленой. Других рыб с подобным питанием в наших краях нет. Мясо у него также вкусное. Как и амур, он расселяется по Волге и попадает в естественные водоемы из прудов. Ловля его запрещена.

Типичным обитателем хорошо прогреваемых, сильно заросших озер, стариц, заводей с иловатым дном и слабым течением или вовсе без него является красноперка. Очень нарядная рыба, напоминающая по виду плотву, но с более яркой раскраской тела и плавников. Живет близ растительных зарослей, часто вместе с линем и карасем, но близкого соседства с плотвой не любит. Там, где ее много, обычно нет красноперки, и наоборот.

Это некрупная, малоценная с хозяйственной точки зрения рыба. Обычная длина ее 15—20 см, а вес не более 150—200 г. Теплолюбива. Икру откладывает в зарослях тростника и камыша не ранее июня. В отличие от других наших рыб значительную долю в ее рационе составляет растительный корм. Однако весной поедает икру, а также охотится за мальками других рыб. В 50-х годах довольно многочисленна была в Горьковском водохранилище. Сейчас встречается там довольно редко.

В сообществе с карасем и другими обитателями озер попадается также гольян озерный, или мякушка, — маленькая рыбка (5—10 см) с мясистым тельцем желтовато-коричневого цвета, с темными крапинками по бокам. Особенно многочислен в торфяных карьерах Заволжья и в карстовых озерах по реке Сереже. Мясо у него вкусное. Питается он всевозможными мелкими животными, поедает икру рыб. В замкнутых небольших водоемах может полностью истребить карася. Гольян — это рыба-первопроходец. Как правило, он первым поселяется во вновь образовавшемся водоеме. В недавно заполнившихся водой торфокарьерах нередко живет только один он. Другие рыбы появляются здесь поздней, когда условия станут пригодными и для них.

В пойменных озерах, заводях рек обычна верховка, или овсянка, — одна из самых маленьких наших рыб. Длина ее не более 4—8 см. Испуганная стайка этих рыбок, стремительно уходя с поверхности, рассыпается в стороны, как будто в воду бросили горсть овса. Похожа она на небольшую уклейку, но покороче, а нижняя челюсть у нее круто заворочена кверху. Иногда встречается в огромных количествах в рыбоводных прудах и тогда приносит вред, уничтожая корм, которым питается карп. В бассейне Суры вылавливается в пойменных озерах и используется в пищу. Употребляется также в качестве наживки при ловле окуня.

В заводях и притоках Суры, а также, возможно, в некоторых затонах между Горьким и Чебоксарами в медленно текущей воде можно наблюдать маленькую рыбку, похожую на крошечного лещика, но с зеленоватой спинкой. Это горчак. Любопытен он тем, что икру свою откладывает с помощью длинного яйцеклада в мантийную полость двустворчатых моллюсков беззубки и перловицы.

Обычен в озерах вьюн — представитель семейства вьюновых, рот которого снабжен 6—8 усиками. Это довольно крупная (до 32—33 см) угревидного склада рыба желто-коричневого цвета с темными продольными полосами. Живет в озерах, старицах, даже сильно заиленных и заросших. Очень живуч. Способен по росе переползать.из водоема в водоем. При недостатке кислорода в воде, когда другие рыбы уходят или гибнут, он поднимается к поверхности, заглатывает атмосферный воздух и дышит, пропуская его через кишечник. Вьюн съедобен, но не везде его употребляют в пищу из-за непонятного предрассудка — «так как он пищит».

В небольших речках, канавах, прудах живет родственник вьюна — голец. Это небольшая рыбка длиной не более 12—15 см, не уступающая ему в живучести. Хозяйственной ценности не имеет. Используется как живец. Нередко многочислен в карповых прудах, где является сорной рыбой.

Типичными озерно-речными видами являются общеизвестные щука, плотва, окунь и ерш.

Щука имеет удлиненное, сжатое с боков тело и далеко отнесенные назад (как оперение у стрелы) спинной и подхвостовой плавники. На проплывающую мимо рыбу бросается из засады, но почти не преследует, если добыча уходит. Очень интересна способность щуки (как у прославившейся этим камбалы) очень быстро менять окраску под цвет окружающего фона. Затаившаяся щука почти незаметна среди растительности или ветвей затонувшего дерева. Встречается во всех типах водоемов. Она всеводна, но в реках придерживается затонов, стариц и мелководий. В озерах излюбленным местом обитания ее являются травянистые заросли, закоряженные ямы.

Размножается весной очень рано, одной из первых, едва вода прогреется до 3—4°. В опытах установлено, что икра ее нормально развивается в широких температурных пределах — от 2 до 23°. Это тоже очень полезное приспособление, так как щука может, таким образом, размножаться при любой возможной в это время погоде. Не страшны ей ни жара ни холод. Раннее размножение очень важно потому, что мальки у нее появляются раньше, чем у мирных рыб, они крупней и, когда приходит время, начинают питаться сверстниками.

Щука быстро растет. Уже к концу первого года жизни достигает 15—20 см, а иногда и более того. Это тоже приспособление к хищному образу жизни. Ровесники ее — плотва, елец, окунь, ерш — уже к концу лета вдвое-вчетверо мельче. В затонах Волги и Оки не редкость метровые и даже еще более крупные рыбы весом до 15—20кг.

Взрослая щука — хищник, поедающий все, что под силу одолеть, даже колючих ершей и окуней и собственную молодь. Хватает, как и сом, случайно попавших в воду ящериц, мышей и т. п. Однако было бы ошибочным считать ее вредной. Скорей наоборот. Уничтожая малоценную и сорную рыбу, она высвобождает корм для более ценных видов. Щука — мелиоратор. Она же санитар, так как ее жертвами становятся в первую очередь больные, ослабленные, неполноценные особи. В рыбоводных хозяйствах щуку специально выращивают для борьбы с сорной рыбой и вредными беспозвоночными животными. Да и сама по себе она является важной промысловой рыбой. Поэтому неограниченное, а порой безрассудное уничтожение этой рыбы недопустимо.

Размножается она на залитой пойме, где иногда собирается в больших количествах, порой на маленькой площади с очень небольшой глубиной и нередко становится жертвой браконьеров. Истребление производителей на местах икрометания — тяжкое преступление перед природой. Оно наносит ущерб народному хозяйству. Вообще щуку, как и других ценных рыб, отлавливать надо с расчетом, чтобы не подорвать их запасы.

Всюду встречается в озерах, водохранилищах, реках и даже прудах плотва. Она невелика по размерам: обычная длина 15—20 см и вес около 200 г. По вылову плотва занимает одно из первых мест, поэтому она приобретает определенное хозяйственное значение. В некоторых окских затонах ловится и более крупная плотва — до 800 г. Предпочитает она мелководные, зарастающие и хорошо прогреваемые водоемы, сильного течения избегает. Питается разнообразными мелкими животными, которых отыскивает на дне водоемов, планктонными рачками, водорослями. Обычно питается тем, что есть в наибольшем количестве, легко переходит с одного корма на другой. Размножается плотва на полоях, когда цветет черемуха.

Не менее широко распространен в озерах, реках, водохранилищах и даже прудах окунь. Он встречается всюду, но наиболее многочислен в озерах и водохранилищах. В реках излюбленное место обитания окуня — заводи и затоны, старицы. Мелкий держится стайками, крупный — небольшими группами или в одиночку. Взрослый окунь — хищник, но жертву свою, в отличие от щуки, преследует. Весьма характерно при этом, что молодой окунь, иногда до 5—7 лет и дольше, питается как мирная рыба: охотно поедает мелких донных животных, ловит планктонных рачков и т. д. В Горьковском водохранилище, например, в течение нескольких первых лет жизни он питается планктоном. Рыба в его рацион начинает входить довольно рано, но только у самых старых и крупных окуней она явно преобладает в пище. Неприхотливость, способность питаться разнообразным кормом сделали окуня практически неистребимой рыбой. Его промышляют рыбаки-профессионалы, а рыболовы-любители удят круглый год. Белое плотное мясо этой рыбы, лишенное межмускульных косточек, великолепно на вкус. Размножается окунь в конце апреля — начале мая в залитых полой водой поймах. Икра откладывается слизистыми лентами на подводную растительность.

Обычен всюду — в реках, озерах, старицах, водохранилищах и даже прудах — ерш. Особенно много его в речных затонах. Летом, в жару, держится в глубоких местах, у выхода ключей, нередко вместе с подкаменщиком и налимом. Питается различными животными организмами, охотится за их личинками, поедает икру рыб. Размножается в самых различных условиях: и в реке, и на полоях, а в водохранилище и на глубине. Везде многочислен и поэтому является конкурентом в питании многих бентосоядных рыб. Истребляет много кормовых организмов. Ерша надо считать не только сорной, но и вредной рыбой. Сам по себе ценности он не представляет из-за малых размеров. Вылов ерша не следует ограничивать. Можно даже организовывать специальный отлов неводом в тех местах, где он образует массовые скопления, например во время нереста. Как и окунь, ловится круглый год на удочку.

При описании коренных верхневолжских озерно-речных рыб были упомянуты два дальневосточника — амур и толстолобик, но, кроме них, к числу новых для наших водоемов относятся еще по крайней мере шесть видов, два из которых завезены (байкальский осетр и пелядь), а четыре появились в результате стихийного расселения (тюлька, снеток, ряпушка, угорь).

Еще в то время, когда проектировалась постройка Горьковской ГЭС, было ясно, что проходные рыбы исчезнут из Верхней Волги на этом участке, а многие чисто речные рыбы станут малочисленными. Поэтому для увеличения запасов ценных промысловых рыб сперва в Волгу, а затем и в образовавшееся море было выпущено значительное количество рыбы разных видов*. Так, в 1952—1959 годах в реку, на месте будущего водохранилища, было завезено и выпущено 18,5 тыс. производителей (т. е. половозрелых особей) леща, около 20 тыс. судака, уже упоминавшиеся 6000 сазана, более 1 млн. мальков карпа и 5 млн. личинок ладожской ряпушки (рипуса) и чудского сига. С 1962 по 1965 год из нижнего бьефа в водохранилище пересажено 12 тыс. разновозрастных стерлядок. Кроме этого, в течение 3 лет выпускались личинки и мальки байкальского осетра и пеляди. Всего было посажено более 4 млн. особей этих двух видов. Прижились в Горьковском море далеко не все поселенцы. Ничего не известно, например, о существовании в водохранилище сига чудского, рипуса, карпа. Лишь единичными экземплярами изредка попадаются рыбакам байкальский осетр и сазан. Хорошо пока себя чувствует, по-видимому, только пелядь. Она прижилась, численность ее постепенно увеличивается, хотя в промысловых уловах ее еще мало. Рыбаки, однако, уже хорошо знают эту рыбу и ценят за вкусное мясо.

Осетр сибирский, или байкальский, широко распространен по всей Сибири, от Оби до Колымы. В Байкале он стал чисто озерной рыбой, никогда не покидающей пресные воды. Это качество и позволило расселить его по многим водохранилищам. Можно было предположить, что если он приживется и в Горьковском, то существенно пополнит запасы жилых осетровых. На деле получилось не так. Количество донного корма оказалось гораздо ниже прогнозировавшегося, его не хватает даже местным рыбам. Поэтому численность осетра незначительная до сих пор.

Чтобы улучшить кормовую базу, в 1962—1964 годах в водохранилище было выпущено 7,5 млн. крупных рачков — байкальских гаммарид. Они прижились и расселились по всему морю. В июне 1969 года в устье Санохты было выпущено еще более 1 млн. соровых байкальских гаммарид, а в июле в устье Белой — более 0,5 млн. рачков — мизид, похожих на миниатюрных креветок. В некоторой степени эти мероприятия позволят улучшить условия жизни многих рыб и таким образом ускорить их рост, поднять рыбопродуктивность водохранилища.

В другом положении оказался сиг — пелядь, также весьма распространенная по рекам и озерам Севера СССР. Это чрезвычайно неприхотливая и жизнеспособная рыба: она легко разводится даже в прудах вместе с карпом. Питается планктонными организмами, а этим кормом Горьковское водохранилище довольно богато. Пелядь — крупная рыба, в коренных местах своего обитания достигает 40—50 см в длину и 2—3 кг веса. У нас в Волге такой крупный сиг пока не попадается.

В водохранилище встречается также ряпушка, но не завезенный сюда ладожский рипус, а ряпушка белозерская. Это сибирский подвид, обитающий на севере европейской части Союза и в том числе в Белоозере (бассейн Верхней Волги), откуда она по Шексне проникла сначала в Рыбинское водохранилище, в 50-х годах появилась в Горьковском, а в 60-х годах спустилась в Куйбышевское море. Этот вид — самый мелкий из сигов, родственник пеляди и рипуса. Длина его в Волге не превышает 17—18 см. Если ряпушка белозерская окажется здесь достаточно многочисленной, то может стать предметом хозяйственного использования.

Также стихийно расселяются по Волге снеток и тюлька.

Снеток — это разновидность балтийской проходной корюшки, распространенной на северо-западе европейской части СССР. Эта небольшая рыбка (6—10 см) очень многочисленна во многих озерах, например в уже упомянутом Белоозере. Там ее вылавливают в год иногда по нескольку десятков тысяч центнеров. Используют в сушеном виде. Тем же путем, что и ряпушка, снеток еще в 40-х годах попал в Рыбинское водохранилище, где стал весьма многочисленным, а оттуда перешел в Горьковское (50-е гг.), а затем в Куйбышевское. В 1961 году он был обнаружен в нижнем бьефе Волжской ГЭС имени В. И. Ленина, а в 1967 году — в Каме. Встречается по преимуществу в затонах. На Волге пока не промышляется, хотя здесь стал крупней.

Иными качествами отличается тюлька. Она всегда попадалась одиночными особями в Нижней Волге, Днепре и других южных реках. С появлением водохранилищ она не только поселилась в них, но в некоторых очень сильно размножилась. В 60-х годах отмечена в Волге в пределах Горьковской области, причем сейчас встречается в таком количестве, что иногда сплошь забивает крылья неводов во время лова. Эта маленькая рыбка (7—8 см) пока не используется, но вред приносит существенный, так как истребляет корм, которым питаются более ценные рыбы. Пока трудно предвидеть, к чему приведет расселение и массовое размножение в Волге, водохранилищах таких незваных гостей, как снеток, тюлька и ряпушка, но уже сейчас можно сказать, что кормовая база хищных рыб (судак, жерех, щука и другие) несомненно улучшилась.

Наконец, последний из «пришельцев» — речной угорь. Он распространен в реках бассейнов Балтийского, Северного и Средиземного морей. Это проходная рыба, но миграции свои он проделывает наоборот: живет в реках, а для размножения уходит в тропическую Атлантику. Угорь — крупная (до 2 м в длину и 4—6 кг веса), очень ценная промысловая рыба. С некоторых пор его начали разводить в СССР. Мальков (так называемых стеклянных угрей) покупают в западноевропейских странах, где вылавливают их в большом количестве, например у побережий Франции. Привезенных мальков выпускают в озера Белоруссии, Верхней Волги и другие места. С 1960 по 1967 год более 4,5 млн. угрят были выпущены в систему озера Селигер. Оттуда эта рыба и проникает в Волгу, где уже подросшие угри длиной до 50—90 см систематически попадаются в разные орудия лова и даже на крючок на всем протяжении Волги, вплоть до Астрахани. Постоянно ловится эта рыба и под г. Горьким. Ее можно было бы включить в список рыб нашего края, но как временного обитателя, который будет встречаться здесь лишь до тех пор, пока будут проводиться рыбоводные работы.

Рыбохозяйственный фонд в административных границах Горьковской области составляет без учета малых рек (в тыс. га): Волга —19,5, Ока —8,3, Ветлуга — 5,7, Пьяна — 2,3, Сура — 2,0, Горьковское водохранилище — 17,4. Кроме того, озера — не менее 11,5.

Между тем вылов рыбы не велик и к тому же снижается. Добыча озерно-речной рыбы в 70-х годах по сравнению с довоенным временем упала более чем в 2 раза. По данным Горьковского рыбокомбината, вылов рыбы в разные годы составлял (в ц): в 1938 году — 7693, в 1941—1945 годах —5847, в 1956—1960 годах —5051, в 1966—1970 годах —4241 и в 1972-м —3721. При этом доля основных рыбопромысловых участков (Волга, Ока, водохранилище) за последние 8 лет, по данным госрыбинспекции, такова:

Образ жизни

Лосось озерный (Salmo salar morpha relictus) – особая форма атлантического лосося, обитающая в крупных северных озерах. Молодь озерного лосося, подрастая, не скатывается в море, а нагуливается в озере и впоследствии идет на нерест во впадающие в озеро реки.

В России наиболее известны популяции лососей в Ладожском и Онежском озерах, в Водлозере, Сегозере, в Куйтозере (бассейн р. Кеми в Карелии). За границей озерный лосось встречается в больших холодных озерах Финляндии, Скандинавии. Лососей, обитающих в озерах Северной Америки, некоторые ихтиологи считают другой формой атлантического лосося (Salmo salar morpha sebago).

Озерный лосось (семгой его нигде не называют) размерами значительно меньше своих морских сородичей: по данным ихтиологов, весит в среднем 3–4 килограмма, изредка дорастая до 7 кг. У рыбаков другое мнение: по словам троллингистов, ловящих лосося в Онежском и Ладожском озерах, им не так уж редко попадаются экземпляры и в восемь, и в десять килограммов весом. Свидетельства эти надо принимать с осторожностью: известно, что часть стада балтийской семги проходит на нерест транзитом через Неву и Ладогу во впадающие в озеро реки, а окраска семги, давно живущей в пресной воде, становится сходной с окраской озерного лосося (он более пятнистый, и пятна на боках бывают ниже боковой линии). Онежское озеро также имеет водное сообщение и с Белым морем, и с Балтийским, – поимка там морского проходного лосося вполне вероятна.

Слишком долго распространяться об образе жизни озерного лосося смысла нет: он весьма схож с жизненным циклом семги, лишь роль моря выполняет озеро.

Ловля в озерах

Промысловая ловля озерного лосося ничем практически не отличается от ловли семги в море: используются длинные переметы (в основном поверхностные) с насадкой из корюшки или уклейки, ставные невода и сети-гарвы.

Любители ловят ладожского и онежского лосося в основном троллингом, и эта рыбалка заметно отличается от троллинга, например, в Финском заливе. Главное отличие – повсеместное использование буксируемых за катером «катюш», иначе говоря «катамаранов», подробно описанных на страницах, посвященных ловле кумжи. Зачастую карельские рыболовы даже используют упрощенный и удешевленный до предела вариант троллинга – без эхолота, без держателей для удилищ, даже вообще без спиннингов: пойманных лососей вытягивают, перебирая руками толстый шнур «катюши». С крупной семгой такой трюк едва ли применим, но средний вес озерного лосося в уловах 2–3 кг, нередко попадаются и экземпляры меньше килограмма весом.

Однако все же наиболее распространено смешанное вооружение катера для озерного троллинга: с кормы распускают 2 или 3 спиннинга, а с каждого борта – по одной «катюше», буксирующей за собой от 1 до 5 блесен. Промежутки между точками крепления поводков к шнуру катюши – 5 метров, и такое же расстояние отделяет первый поводок от катера, а дальний от «катюши», – нетрудно подсчитать, что длина распущенной снасти с пятью блеснами составляет 30 метров.

Поводки используются очень длинные, и чем ближе к лодке или катеру расположен поводок, тем он длиннее: в описанной пятиблесновой оснастке длина ближайшего составляет 30 метров, самого дальнего – 15 метров.

Среди озерных троллингистов встречаются противники грубого силового вытаскивания лососей за шнур «катюши», предпочитающие вываживать рыбу на относительно тонкой леске с использованием амортизирующих свойств удилища; эти любители крепят к шнуру «катюши» не поводки с блеснами, а «прищепки», используемые при морской ловле с даунриггером, в которые зажимаются лески спиннингов; при поклевке лосось выдергивает леску из «прищепки» и борьба с ним продолжается уже без участия «катюши». Такой комбинированный способ особенно распространен в Финляндии, где «катюшу» (под местным названием «Planner») широко применяют свои и приезжие троллингисты.

Рис. 28. Фирменная «прищепка» для крепления лески спиннинга к «катюше».

В качестве приманки при троллинге применяются в основном блесны «профессор». Финская фирма «Куусамо» буквально наводнила соседние Карелию и Санкт-Петербург этой своей продукцией: однотипные по форме, блесны отличаются размерами, расцветками самых разных оттенков, рифлением; в некоторые модели врезаны камешки-стразы, подвешены дополнительные тройники (спереди или посередине). Еще одна любопытная особенность этих блесен – они способны двигаться «задним ходом»: если хвостовой тройник поменять местами с карабином, крепящимся к леске, игра блесны меняется.

У троллингистов наиболее популярны «профессора» № 1, № 0, № 00 весом от 27 до 60 гр, с преобладанием в окраске желтых, красных и даже ярко-малиновых тонов. Что достаточно странно, ведь главные кормовые рыбы озерного лосося – корюшка, ряпушка, уклейка – все имеют серебристую расцветку. Но серебристые блесны применяются значительно реже, в основном в пасмурную погоду.

Рис. 28. Блесны «профессор»: 1 – со стразом; 2 – с дополнительным тройником; 3 – с дополнительным тройником и стразом.

Из прочих приманок чаще всего используются достаточно крупные воблеры, но ловят ими приезжие рыболовы, более зажиточные.

«Дайверы», даунриггеры и другие устройства для дополнительного заглубления блесен не используются (по крайней мере на Онеге) – озерный лосось охотно атакует приманки, движущиеся в верхних слоях воды.

Вопрос об оптимальной для троллинга скорости движения лодки или катера достаточно сложен. Специалисты этой ловли называют разные цифры: от 2,5 км/ч до 5 км/ч, но дело в том, что многие из них определяют скорость «на глазок», или по береговым ориентирам, или по навигатору, – и ошибаются в ту или иную сторону.

Лучшие уловы у озерных троллингистов случаются осенью, с сентября по конец ноября – в теплой воде лосось апатичен и питается значительно меньше. Но молодые, бурно растущие лососи отличаются бОльшим аппетитом, чем их старшие собратья: местными рыбаками замечено, что если наступление осенних холодов запаздывает, общее количество поклевок при троллинге уменьшается, однако в уловах вырастает доля мелких рыб, до килограмма весом.

Речная ловля

В Ленинградской области речная ловля озерных лососей наиболее развита в Подпорожском районе, на реках, впадающих в Ладогу с востока, и на их притоках.

Подпорожский район – это такая небольшая питерская Сибирь: густо поросшая лесами, перемежающимися с непроходимыми болотами, безлюдная, с отвратительными дорогами, смертельными для автомобильных подвесок… А еще – баснословно богатая рыбой; для местного жители выловить в протекающей у дома речке форель или лосося – обычное дело, вызывающее эмоций не более, чем поимка окунька или плотвички в средней полосе. Приезжих же рыболовов там немного – из Санкт-Петербурга, например, гораздо быстрее и проще (и безопаснее для автомобиля) добраться до соседней Финляндии, где лососевых рыб водится не меньше, но условия для их ловли созданы куда более комфортные.

Ловля лосося на реках Заладожья начинается весной, в прибылую мутную воду, и главная весенняя снасть – обычная поплавочная удочка, иногда даже с глухой оснасткой, без катушки. Вместо крючков местные рыболовы привязывают к своим снастям мормышки – крупные самодельные, так называемые «хариусовые»: клюет на них и лосось, и форель, и крупный озерный хариус, весной заходящий в реки на нерест. Крючки на таких мормышках прочные, кованые, с длинным цевьем, № 8-№ 10 по отечественной нумерации. Насадкой служит красный навозный червь (один большой или 2–3 мелких); в речках, куда лосось не заходит, хариусов иногда ловят на крупных белых личинок (короед, репейник) – крючки мормышек в таком случае № 7-№ 8. Попадаются в основном некрупные лососи, очевидно, в первый раз заходящие в реку, и редко превышающие весом килограмм (но бывают случаи поимки экземпляров до 3 кг весом).

Ближе к лету, когда вода становится прозрачной и уровень ее падает, начинается ловля «корабликами», оснащенными в основном «сухими» мушками.

Мушки жители Подпорожского района вяжут сами из подручных материалов, особо не утруждаясь и не оглядываясь на последние достижения рыболовной науки, – клочок шерсти из козьего хвоста, пара пестрых перышек рябчика или вальдшнепа, – и готова мушка. Иногда летом (во время вылета бабочек-капустниц?) используются мушки исключительно белого цвета, перья в таком случае берутся от белых куриц. У изредка приезжающих в те края спортсменов-нахлыстовиков неказистая продукция местных мушковязов вызывает смех. Но если случается сравнивать уловы, смех немедленно смолкает.

Осенью озерного лосося (опять-таки вместе с форелью) ловят ловушками, перекрывая для этого заколами небольшие речки в самых верховьях, – длина заколов составляет 5–6, редко 10 метров. Ловушки чаще всего применяются плетеные из прутьев, наподобие известных морд, – по словам местных жителей, лососи и форели якобы заходят в них охотнее, чем в сетные. Осенняя рыба попадается самая крупная и с самой зрелой икрой.

Приезжим эта ловля недоступна, она и для местных жителей теоретически запрещена, но рыбоохрана сквозь пальцы смотрит на то, что заколы недолгий срок – неделю или две – стоят в истоках нерестовых речушек: рыбу ловят исключительно для собственного потребления, вывозить ее куда-то и продавать не имеет смысла. В качестве ответной любезности аборигены стерегут «свои» речки и ручьи лучше любых инспекторов, и чужак, заявившийся туда с сетями, ловушками или электроудочкой, рискует весьма многим, – народ в подпорожских лесах живет простой и суровый.

Приезжие ловят в основном спиннингом, и эта ловля значительно отличается от блеснения лососей на реках Кольского полуострова или бассейна Финского залива. Речки небольшие, неширокие и неглубокие, лосось относительно мелкий, – все это позволяет использовать облегченную спиннинговую снасть: удилища 2–2,5 м длиной с небольшим тестом. Основная приманка – вращающиеся блесны, особенно удачно работают небольшие, но достаточно тяжелые блесенки (7-12 г) желто-красных расцветок. Применение оперенных тройников увеличивает уловы, хотя, как было сказано выше, самые упорные сектанты-нахлыстовики, не желающие переходить на местные мушки, зачастую остаются без улова.

Рис. 29. Вращающиеся блесны «шустер», неплохо проявившие себя на реках Заладожья.

Черноморский лосось

Кумжа, обитающая в Черном море (ранее встречавшаяся и в Азовском), образует особый подвид – черноморского лосося (Salmo trutta labrax), отличающийся от типичной формы большим числом жаберных тычинок и высоким хвостовым стеблем. Окраска черноморского лосося различна: иногда черные пятна, характерные для кумжи, могут совсем отсутствовать.

Черноморский лосось в последнее время стал редок, занесен в Красную книгу РФ, – что, конечно же, не мешает ловить его как промысловикам, так и любителям. В последние советские годы в Грузии (на территории именно этой республики расположено большинство нерестовых рек) промысловые уловы составляли около 90 центнеров в среднем за год – цифра совершенно незначительная в сравнении с уловами балтийских и беломорских лососей. Как обстоят дела в наше время, информации нет, – сообщения, поступающие из Абхазии и Грузии, к ловле рыбы отношения не имеют. Но едва ли лосося стало больше – когда у местных жителей на руках куча оружия, рыбалка упрощается до предела: кидай гранату в речку и собирай рыбу на уху.

Пару лет назад краснодарские рыбоводы с большой помпой объявили о своем намерении возродить популяцию черноморского лосося – рыборазводный комплекс под Сочи начал выращивание мальков лосося с целью выпуска в местные реки. Миллион мальков в год!

Звучит внушительно, а на деле – хуже браконьера с гранатой. Дело вот в чем: нигде в мире мальков лосося в реки не выпускают, подращивают до годовиков, а то и до смолтов, – абсолютно нежизнеспособные мальки слишком уж дорогой корм для речных хищников. Гораздо вероятнее, что разрекламированная акция не возродит, а прикончит лососей краснодарских рек – чтобы получить миллион икринок, надо каждый год безвозвратно изымать из нерестового стада не менее 300 самок-производителей (на деле обычно изымают в 3–4 раза больше нужного). Похоже на очередной распил бюджетных денег…

В реки черноморского побережья лосось входит на нерест весной, в конце апреля и начале мая (в районе Сухуми – с февраля), и проводит в них достаточно много времени – нерест происходит в начале зимы, и ничем не отличается от нереста атлантическоей кумжи: те же нерестовые «бугры» и т. д. Но одно приятное для рыболовов отличие все же имеется – черноморский лосось значительно крупнее своих северных родственниц (может достигать 110 см длины и веса до 24 кг); хотя крупные экземпляры, ввиду интенсивной ловли, попадаются крайне редко.

О любительской ловле черноморского лосося известно мало.

В реках проходные морские лососи попадаются при ловле форели (пресноводной формы той же рыбы) на поплавочную удочку или при ужении без поплавка, с одним лишь грузилом весом 2–4 грамма. Легкую форелевую оснастку лосось крушит без труда, поэтому в местах, где он встречается часто, леску ставят достаточно толстую, до 0,3 мм; основная насадка – червь.

В годы перестройки, когда проходила повальная коммерциализация рыбной ловли, на реках Краснодарского края пытались организовать лицензионную лососевую рыбалку нахлыстом и спиннингом. Но дело как-то не пошло, не заладилось, лицензий почти никто не покупал и составить конкуренцию Кольскому полуострову не удалось…

Гораздо больше, чем спиннинг и нахлыст, на кавказских реках развита ловля форели и лосося кастинговыми сетями, – развита издавна, с тех времен, когда большинство российских рыболовов даже не слышали такого термина: «кастинговая сеть», а местные рыбаки называли свои снасти «накидушками» и «малушками».

Мне доводилось в детстве видеть эту ловлю на реке Псоу: когда она вздувалась от летних дождей и вода становится совершенно непрозрачной, цвета «кофе с молоком», – лосося и форель ловили днем, вслепую, выбирая для забросов у берегов места с наиболее слабым течением.

О другой традиционной ловле, практикуемой в мелководных и прозрачных верховьях, я лишь слышал от старых грузин: по описаниям, напоминала она наше лучение, но производимое взабродку, с большим ярко пылающим факелом в одной руке и острогой в другой.

Каспийский лосось

Когда Каспийское море было соединено с Азовским, в него по-видимому проникла кумжа, образовав, со временем новый подвид – каспийский лосось (Salmo trutta caspius). На Каспии его часто называют просто лососем.

Каспийский лосось похож одновременно на черноморского лосося и на семгу, отличаясь более низким хвостовым стеблем. Это самый крупный представитель благородных лососей в европейских водах, известны случаи поимки рыб весом в 33 и даже 51 кг.

Сходство с семгой долгое время заставляло ихтиологов считать каспийского лосося подвидом семги. Лишь в недавнее время установили, что по особенностям строения зародыша в икринке и числу хромосом это сильно отклонившаяся форма кумжи. Каспийский лосось входит для нереста в реки главным образом западного берега Каспия, больше всего его в Куре, реже в Тереке, Араксе, Ленкоранке.

В крупнейшую реку бассейна Каспия – Волгу лосось перестал заходить после строительства каскада волжских гидроэлектростанций. А в XVII–XIX веках каспийский лосось в промысловых количествах ловился на средней Волге, поднимался в Каму, Белую, Оку и даже (во времена царя Бориса Годунова) в Москву-реку. «Лох», заходивший в небольшие чистые реки, текущие с западных склонов Южного Урала и описанный С. Т. Аксаковым в «Записках об ужении рыбы», – судя по всему, именно каспийский лосось.

Как и все его родственники, каспийский лосось нерестится в быстрых и холодных реках с галечниковым дном. Там мальки и молодь проводят первые годы жизни, а затем скатываются в море, где растут и созревают. Как и у семги, в состав популяций входят карликовые самцы, созревающие в реке и не выходящие в море.

Каспийский лосось образует местные стада, связанные с отдельными реками (Кура, Терек, Араке, Самур и др.) и различающиеся размерами и внешним видом. Так, рыбы куринского стада относительно более крупные (средний вес около 10 кг при длине тела до 130 см), нерестятся один раз в жизни в возрасте 5–9 лет. Лососи из стад, заходящих в небольшие речки, мельче (до 3 кг), созревают раньше (на третьем году) и нерестятся 5–6 раз в жизни.

Нерест проходит с октября по январь и ничем не отличается от нереста северных лососей, кумжи и семги.

Молодь питается червями, рачками-бокоплавами, водными и воздушными насекомыми и их личинками; взрослые особи – рыбой (килька, тюлька, сельдь-пузанок) и креветками. В реках заходящие на нерест рыбы не питаются.

Численность каспийского лосося в двадцатом веке упала особенно резко (в сравнении с родственными видами): в тридцатые годы уловы достигали 620 тонн, а в семидесятые не превышали 5 тонн.

О любительской ловле каспийского лосося известно еще меньше, чем о ловле черноморского: и российский Северный Кавказ, и Закавказье не самые удачные места для рыболовного туризма.

Аральский лосось

Аральский лосось (Salmo trutta aralensis) – самая восточная форма проходной кумжи, населявшая Аральское море и поднимавшаяся на нерест во впадавшие в море реки, в основном в Амударью и, в малом количестве, в Сырдарью.

Но ныне нерестовые реки впадают отнюдь не в пересохшее и засоленное Аральское море – вся вода расходится по оросительным системам. И говорить о аральском лососе можно исключительно в прошедшем времени…

Этот подвид был близок к каспийскому, но отличался меньшим числом позвонков и более крупной головой. Длина его до 1 м, вес до 13–14 кг. Об образе жизни этой исчезнувшей формы очень мало известно, как и о его ловле.

И не стоило бы, наверное, говорить о вымершей рыбе, но небольшой шанс на возрождение аральского лосося все же имеется. Форель, обитающая в притоках и верховьях Амударьи, генетически ничем не отличается, это пресноводная форма той же рыбы, и при благоприятных условиях проходная популяция может восстановиться. Термин «благоприятные условия» относится в данном случае исключительно к лососю, – для местного населения это будет означать крушение всего сельского хозяйства, основанного на выращивании главной монокультуры (хлопка).

Камчатская семга, или микижа – (Salmo mikiss) – редкая эндемичный вид дальневосточных благородных лососей, принадлежащая к тому же роду настоящих лососей, что и семга с кумжей (прочие лососи Дальнего Востока: кета, чавыча, сима и др., – относятся к другому роду, к Тихоокеанским лососям).

До относительно недавнего времени считалось, что водоемах Камчатки встречаются два вида благородных лососей – камчатская семга и микижа. Первая рыба – проходная, вторая – жилая, не выходящая для нагула из рек в море. Однако подробные исследования особенностей строения и биологии этих рыб, проведенные советскими ихтиологами, позволили установить, что и камчатская семга и микижа принадлежат к одному виду.

Проходная форма микижи – камчатская семга. Это крупная рыба, достигающая 96 сантиметров, с серебристым телом, с немногочисленными темными пятнами выше боковой линии. Темные пятна видны и на спинном, жировом и хвостовом плавниках; вдоль боковой линии идет бледно-розовая, не всегда хорошо заметная полоса, которая становится ярче в период нереста; жаберные крышки тоже розоватые.

Заходит на нерест камчатская семга в основном в реки западного побережья Камчатки, в незначительных количествах она встречается на восточном побережье полуострова и в Амурском лимане к югу от устья Амура.

Камчатская семга заходит в небольшие реки протяженностью 100–200 километров, особенностью которых является чередование многочисленных глубоких ям, плесов и мелководных перекатов и непостоянный уровень, зависящий от поступления осадков и уровня грунтовых вод.

Молодь камчатской семги проводит в реке от года до четырех лет, после чего скатывается в море.

Нерестовый ход продолжается с сентября по ноябрь. Взрослые рыбы заходят в реки, где они зимуют в ямах глубиной до семи метров. С наступлением весны, когда заканчивается снеговой паводок, они выходят к нерестилищам. Нерест начинается в конце мая и длится до середины июня. Отнерестившиеся рыбы скатываются в море.

С приближением нереста камчатская семга лошает, как и ее атлантическая родственница: окраска становится более интенсивной, тело темнеет, розовая полоса становится более заметной, изменяется форма челюстей.

Нерестится камчатская семга тоже подобно европейской: на перекатах, зарывая икру в галечниковый грунт, образуя так называемые нерестовые бугры, в которых и развивается отложенная икра.

Молодь камчатской семги питается в основном насекомыми и их личинками; взрослые особи – хищники.

Пресноводная, или жилая, форма (микижа) распространена на Камчатке довольно широко, наиболее многочисленна в реках и некоторых озерах на восточном побережье. Микижа, как правило, намного мельче камчатской семги – не более 65 сантиметров, но встречаются экземпляры и до 90 сантиметров. В отличие от проходной формы микижа окрашена интенсивнее. Общий фон тела золотисто-зеленый, на спине (до боковой линии), спинном, жировом и хвостовом плавниках разбросаны многочисленные темные пятнышки круглой или х-образной формы, грудные, брюшные и анальный плавники более яркие, розовые и ярко-красные, с белой каймой по переднему краю. Вдоль боковой линии и на жаберных крышках хорошо заметна ярко-красная или малиновая полоса, которая сохраняется и после нереста.

Микижа бассейна реки Камчатки основное время проводит в самой реке и лишь весной заходит в притоки для размножения. Озерная микижа нерестится в речках, впадающих в озера. Нерест происходит в период интенсивного снеготаяния – в конце мая – июне, на перекатах с песчано-галечниковым грунтом, на небольшой глубине (15–40 сантиметров), где рыбы строят нерестовые бугры.

Икра микижи развивается в нерестовых буграх примерно полтора месяца. В конце июля из них выходит молодь, которая питается в основном донными организмами – личинками комаров, поденок, ручейников, мошек, а также наземными насекомыми. Достигнув размера около 8 сантиметров, молодь переходит на питание рыбой, главным образом – девятииглой колюшкой. У взрослой микижи рацион весьма разнообразный: донные организмы, насекомые, рыбы, икра. Подобно тайменю, не брезгует она мышами и прочими мелкими грызунами, переплывающими реку.

Про ловлю камчатской семги и микижи практически ничего не известно. Рыбы редкие, занесены в Красную книгу, и ловить их категорически запрещено. Это, конечно же, отнюдь не означает, что никто и никак микижу не ловит. Но Камчатка, где водится большая часть популяции, слишком далека и мало населена, – и местные рыбаки не расположены делиться своим опытом.

Стальноголовый лосось (Salmo gairdneri) – достаточно крупный (длиной до 120 см) представитель рода благородных лососей.

Внешне стальноголовый лосось весьма схож с камчатской семгой: металлически-синяя спина, серебристые бока, выше боковой линии имеются темные пятна; во время нереста на боках ярко проявляется красная полоса, в другое время малозаметная. Некоторые ихтиологи даже считают камчатскую семгу и стальноголового лосося двумя формами одного и того же вида.

Стальноголовый лосось, как и камчатская семга, нагуливается в водах Тихого океана, но для нереста заходит в реки не азиатского, а американского побережья, – от Калифорнии до Аляски. И не стоило бы вести разговор об этой заграничной рыбе в книге, посвященной ловле российских лососей, но стальноголовый лосось образует и жилую пресноводную форму – радужную форель, которая становится все более обычной рыбой в наших водах…

Радужная форель, пожалуй, из всех лососей наиболее удобный объект для прудового рыбоводства и широко разводится по всему миру. В Ленинградской области (в «диких» водоемах) эти рыбы начали распространяться в начале 80-х годов двадцатого века, после того как рыбхоз «Балтика» занялся масштабным разведением радужной форели в Копанском и в других озерах области. Как всегда в любом большом деле, без накладок не обошлось, – не знаю уж, молодь или производители попали в «дикие» воды, но, по моему мнению, свое триумфальное шествие по водоемам Северо-запада радужная форель начала именно с садков «Балтики».

За тридцать лет заморская гостья неплохо прижилась в наших реках, озерах и на взморье Финского залива, причем встречается даже в таких водах, куда никогда не заходит семга и не обитают пресноводные формы кумжи (т. е. ручьевая и озерная форель).

Дело в том, что радужная форель менее требовательна, чем остальные рыбы семейства Лососевые, и к пище, и к температуре воды, и к ее кислородному режиму. Чтобы убедиться в этом факте, достаточно посетить какой-нибудь небольшой пруд, где организована платная ловля форели. Причем желательно посетить летом, в июльскую жару: вода теплая, мутноватая, форель-пеструшка давно бы «отбросила плавники» – радужная живет и даже питается.

Один пример: у нас под Питером зафиксировано несколько случаев поимки крупных радужных форелей в речке Славянке, прямо на территории Павловского музея-заповедника. Казалось бы, ничего удивительного, – Славянка впадает в Неву, а та в Финский залив, где в последнее время мало-помалу сформировалась морская популяция радужной форели (правильнее, наверное, звать ее уже стальноголовым лососем). Но не удивляются лишь те, кто никогда не видел Славянку в нижнем ее течении: речка там более напоминает грязную сточную канаву, не замерзающую даже при – 15 °С. Семга и кумжа, надо полагать, по широкой дуге, вдоль противоположного берега обходят устье Славянки. Радужная форель поднимается вверх по течению…

И таких примеров достаточно много. Пока что трудно оценить все последствия этого нашествия. С одной стороны, что ж в том плохого? – не ротан какой-нибудь, и даже не амурский карась, рыба благородная, и у многих любителей появляется возможность померяться силами с достойным соперником невдалеке от дома, не выбираясь на дальние речки…

С другой стороны, популяции семги, кумжи и форели-пеструшки переживают у нас не лучшие дни, сохраняясь во многом благодаря стараниям рыбоводных заводов. А тут такой конкурент – неприхотливый и живучий. Радужная форель ведь в теплых и загрязненных водах жить может, однако предпочитает все-таки более подходящие для лососевых рыб.

Поневоле вспоминается судьба, постигшая в Ленинградской области небольшого пушного зверька – европейскую норку. В 30-е годы ее численность значительно упала, и из США завезли близкую родственницу – норку американскую. Два зверька очень похожи, различить их может лишь специалист-биолог, но американская оказалась более устойчива к воздействию человека на среду обитания. Результат: норки в области много, но вся американская. Европейской нет. Исчезла. Не выдержала конкуренции. Очень бы не хотелось, чтобы коренные виды лососей постигла та же судьба…

Хотя финны без особых сомнений запускают радужную форель в свои «дикие» внутренние воды, и она стала там весьма распространенной рыбой, – не в ущерб местным видам лососевых. Но экологическая обстановка в Финляндии все же слегка отличается от того, что мы наблюдаем в России…

В общем, вопрос с радужной форелью остается открытым. А о том, как ее ловить (питерские рыболовы уже накопили достаточный опыт), поговорим в следующий раз, когда речь зайдет о ловле форели.